Кирилл Савицкий: с радостью возвращаюсь в родную команду

В межсезонье состав «Торпедо» пополнил воспитанник усть-каменогорского хоккея Кирилл Савицкий, которого еще масочником помнят болельщики команды.

— Как сложился для вас минувший сезон в «Номаде»?

— Если не считать травмы, из-за которых пропустил часть матчей, то можно считать успешным. Команда молодая, все хорошо понимали главную цель — попасть в состав «Барыса». Третий год подряд играли в финале плей-офф. Причем я сыграл в финальной серии лишь в одном из сезонов. Год назад пригласили в сборную, а нынче был травмирован. Нынче в команде доверили роль ассистента капитана с правом иногда сказать слово в раздевалке. Чувствовал лидерские функции как в юношеские годы.

— Тем интереснее, что после сезона приняли решение покинуть «Номад».

— Тогда еще вопрос участия «Номада» в ВХЛ был открытым и мне поступило предложение от родного клуба. Долго не думая, решил вернуться в «Торпедо»! С радостью принял этот своеобразный вызов для себя.

— Молодежь, которая уезжает в «Барыс» всегда имеет четкую цель — пробиться в основной состав и закрепиться в КХЛ. В какой момент за эти три года вы были близки к этому?

— В первом сезоне Эдуард Занковец брал на выездные матчи. Перед этим его сын Владислав, который работал в тренерском штабе «Барыса», проводил тесты, проверяя ледовую подготовку. Уезжал в Астану в разгар сезона, приближался плей-офф и своего шанса не получил. Затем летом Евгений Корешков выпускал во втором звене, при игре в неравных составах на предсезонном турнире в Омске. Но затем не объясняя причин, отправили в «Номад». А перед новым годом получил вызов в «Барыс», но помешала травма. А перед прошлым сезоном тренировались в «Барысе» всего пять дней: три дня сдавали тесты и два дня льда. И снова отцепили без объяснения причин и разъяснений того, в чем именно нужно добавить. Сезон провел в «Номаде».

— Уезжали в «Барыс» в ранге относительно молодого хоккеиста, а возвращаетесь уже в другом качестве?

— Да, когда еще совсем молодым из-за ошибок или не очень высокой результативности спускают в фарм, а там тоже не все ладится с голами, то это сказывается на психологическом состоянии. Все идет от головы. В Астане поначалу жил один, понимал, что будет тяжело пробиваться в состав. Все приходило через работу. Когда понимаешь для чего ты это все делаешь, то нагрузки и тренировки даются полегче.

— Теперь со вступлением «Номада» в ВХЛ столичная команда станет самым принципиальным соперником?

— Нет, Высшая Хоккейная лига расширяется, в нее вступают новые команды. Тем более, что при двухочковой системе нет проходных матчей, поэтому все соперники будут принципиальными. Каждый матч будет новым вызовом.

— Впервые попробовали себя в ВХЛ в 17 лет. Раскрылись при Владимире Плющеве. Что можете сказать о нем, как о тренере?

— Владимир Анатольевич доверял нам, даже в такие ключевые моменты, как послематчевые буллиты, овертайм, в неравных составах. И мы почувствовали это доверие, а тем более оно необходимо, когда ты молодой. Бывало и повышал на нас голос, но по делу, при этом доверял, а не усаживал в глубокий запас. Мог и похвалить за игру.

— А что скажете о коллективе? Там был костяк из воспитанников усть-каменогорского хоккея и легионеры, которые влились в команду.

— Коллектив был классный! Некоторые ребята, которые не особо до этого выделялись в ВХЛ, раскрылись именно в «Казцинк-Торпедо» и затем пробились в КХЛ, как Виталий Меньшиков. Максим Беляев был капитаном команды, лидером в раздевалке и на льду. У них было хорошее звено с Сашей Шином и Женей Рымаревым. Нас выпускали молодежным звеном с Семеном Кошелевым и Аркадием Шестаковым, а в защите Юра Сергиенко. Могли бы тогда в плей-офф пройти дальше, будь у нас все в строю.

— Кстати, некоторые клубы КХЛ перешли на североамериканскую коробку. Хотелось бы в будущем сыграть на таких площадках?

— На североамериканской коробке можно показывать более атакующий хоккей. Нужно все делать быстрее, игра более динамичная. Безусловно, хотелось бы проверить себя на таких площадках, тем более, что сейчас все больше арен перестраиваются под североамериканский формат.

— Какие ожидания от предстоящего сезона?

— Для начала надо пробиться в состав, закрепиться и показывать стабильную игру. А самое главное — это командный результат. Конечно, любой нападающий хочет забивать как можно больше и чаще, но нельзя забывать о том, что каждый игрок выполняет тренерское задание. А забрасывать шайбы при своих болельщиках хотелось бы побольше!

— Болельщики с некоторой опаской смотрят в будущее, так как после Александра Шина и Евгения Рымарева словно и некому из местных подхватить лидерское знамя. Вы чувствуете эту ответственность?

— Усть-Каменогорск всегда славился тем, что в команде играло много воспитанников. Да и в казахстанском чемпионате, в «Барысе» немало усть-каменогорских ребят. Если школа будет и дальше давать резерв, то «Торпедо» сможет опираться на своих выпускников.

— Ваши друзья детства Юрий Сергиенко и Семен Кошелев каждое тренируются в родном городе. Вам удалось этим летом снова вместе выйти на лед?

— Нет, мы виделись, но вместе не тренировались. Я был в начале июня Минске, где проводил сборы Владислав Занковец. А после свадьбы готовился в столице у Славы Борисова. Он проводит тренировочный кемп для хоккеистов, выступающих как в чемпионате Казахстана, ВХЛ, так и в КХЛ.

— Юру Сергиенко при встрече подбодрили? Его ждут легендарные баллоны Крикунова.

— Юра сам по себе мощный парень! Он самостоятельно готовится. Кажется, еще здоровее стал. Думаю, что он справится с этими нагрузками.

— Во время отпуска общались с Семеном Кошелевым?

— Конечно, он остался в «Авангарде». Обидно, что во второй раз дойдя до финала, не смог выиграть Кубок Гагарина. Значит выиграет с третьей попытки!

— Чем сейчас занимается ваш партнер по звену Дима Фисенко?

— Дима переехал в Краснодар, занимается бизнесом. Приезжал на мою свадьбу, не виделись до этого несколько лет.

— Часто вспоминаете юношеские времена?

— Конечно, столько вместе пережили, столько ездили на разные турниры. Повезло, что нашей команде «Торпедо-95» большую спонсорскую поддержку оказывал Алексей Владимирович Межебицкий, о чем нам всегда напоминали. Спорить с этим бессмысленно. Что уж говорить, если команда мастеров ездила на Сибины, а мы готовились к сезону в Словакии. Поэтому будем всегда благодарны Алексею Межебицкому, нашему тренеру Сергею Васильевичу Старыгину и нашим родителям!

— Есть объяснение тому, что из вашего возраста на уровень КХЛ вышли лишь «торпедовцы» Юрий Сергиенко и Семен Кошелев, отчасти Сергей Кудрявцев, а из «Казахмыса» Никита Михайлис и Егор Коршков? Хотя многим прочили хорошее будущее.

— Не знаю, чем это объяснить. Наверное, от тренерского доверия и отношения к делу зависит. Много факторов при переходе из юношеского хоккея во взрослый. Вроде в детстве был лучшим, а потом потерялся. Таких примеров много. Кому-то раскрыться помешали травмы.

Пресс-служба ХК «Торпедо»
17:02 07/21/2019

ЛЕНТА