Даниил Ердаков: между «Трактором» и «Мечелом» не было пропасти по школе

Нападающий новокузнецкого «Металлурга» Даниил Ердаков в большом интервью пресс-службе ВХЛ рассказал об атмосфере в команде, характере главного тренера, вспомнил челябинское детство и выразил мнение, что не стоит заставлять детей заниматься хоккеем, если они этого не хотят.

131118_01.jpg

- ВХЛ признала тебя лучшим нападающим лиги в октябре. Обращаешь внимание на такие моменты?

- Я в курсе, конечно, смотрю новости, в соцсетях присутствую. Не скажу, что это имеет для меня большое значение, так, приятно чуть-чуть. Самое главное будет в конце сезона –тогда надо будет смотреть, кто лучший вместе с командой. А сейчас это все просто приятные мелочи.

- Доволен своей статистикой в этом сезоне? 23 очка за 23 матча – нормально так начал.

- Да, думаю, что нормально. Главное, что мы выигрываем. Команда идет в верхней части турнирной таблицы, так что все устраивает.

- На старте сезона «Металлург» выиграл восемь матчей подряд. Когда идешь такой серией – это не давит психологически? Все ждут, когда же вы проиграете, обсуждают это.

- Да нет, не давит, но выигрывать всегда тяжело, и это, так скажем, накладывается. Каждая следующая команда выходит с дополнительной мотивацией – прервать нашу серию, обыграть нас. Вот в этом плане немного сложно. И вообще, на нас многие команды выходят с запредельным настроем, все хотят обыграть именно «Металлург».

- Когда «Кузня» только зашла в ВХЛ год назад, руководители категорично говорили: мы идем только за кубком. А в этом сезоне цели как-то не озвучивали. Какие у вас задачи?

- Ну, цели всегда высшие. Так скажу: на данном этапе мы стараемся выигрывать каждый матч.

- Главный тренер «Металлурга» Анатолий Хоменко очень сдержанно выступает на пресс-конференциях, буквально пару слов говорит что после победы, что после поражения. Скажи, какой он в жизни, и главное, какой он в гневе?

- (улыбнулся) Ну, какой он по жизни – это, наверно, лучше спросить у его семьи. Но так как мы – его вторая семья … Могу тоже пару слов сказать. Такой же, в принципе, как на пресс-конференциях. Сдержанный, немногословный, может пошутить, может на кого-то и накричать, наругать, но все в пределах разумного, ничего из рамок вон выходящего не было и, надеюсь, не будет.

131118_02.jpg

- Изучала твою биографию – ты играл в двух челябинских школах, «Тракторе» и «Мечеле», чьим воспитанником тебя в итоге считать?

- Если говорить о том, откуда я выпускался – то «Мечела». А начинал я в «Тракторе», провел там больше времени. Короче, я воспитанник челябинского хоккея.

- Считается, что школа «Мечела» слабее «Трактора», это ощущалось в детском возрасте?

- Нет, не скажу, что была какая-то пропасть между нашими командами по школе. Когда я пришел в «Мечел», там собралась хорошая команда по нашему году, с области подтянули ребят. Мы могли выиграть у «Трактора», могли и проиграть. А когда выпустились, перешли в первую лигу, там тогда фарм-клубы играли – у нас хороший состав сложился из ребят 89, 90, 91 годов.

- Кто из твоих товарищей по тому «Мечелу» сейчас на слуху?

- Макс Карпов, Марат Зарипов, Макс Первухин… (задумался) Мишка Пашнин еще, Егор Мартынов. Многие закончили, конечно. 

- А в каком районе ты жил? (школы «Трактора» и «Мечела» находятся в разных районах Челябинска довольно далеко друг от друга, но оба – рабоче-заводские, - прим.) 

- На ЧТЗ, где «Трактор».

- В 90-е там было весело, дети искали приключения, лазая по гаражам и стройкам. Ты тоже так развлекался?

- Еще как! Гаражи эти, игры в догонялки… У меня еще трамвайное депо было рядом, любили лазить туда, бесить рабочих. Они там работают, шпалы грузят, а мы что-нибудь кидаем в них, цепляем по-всякому… (улыбается) Просто, чтобы побесить. Еще было такое развлечение – там жили собаки бродячие, злые. Спускаешься со стены – и кто дальше добежит внутрь депо, пока за тобой собака не кинулась. Она побежала – ты обратно. Ну, стартовую скорость отрабатывали (смеется).

- Классно. Никого не погрызли, я надеюсь?

- Нет, конечно. Все же было, так скажем, рассчитано. Адреналинчик, нервишки пощекотали, и все.

- Еще взрывать что-нибудь модная тема была.

- Это конечно, карбид тот же, брали там же в трамвайном депо, бомбочки всякие делали.

- А что касается обычной школы, ты учился в хоккейном классе или в общем?

- Почти всю школу – в спортивном классе. Я с пятого класса перешел в 52-ю школу на ЧТЗ, потом еще переводился в другие школы – все время в хоккейные классы.

- Наверно, вы были настоящим испытанием для учителей.

- Да вообще … Хуже не придумаешь. Был такой момент, после девятого класса не все пошли в десятый-одиннадцатый, и не все судьбу с хоккеем связали. Нас, хоккеистов, осталось человек восемнадцать-двадцать, и к нам добавили обычных учеников, девочек в том числе. И все они попали под наше, так скажем, влияние, и пошло-поехало. Их родители говорили: с ними невозможно учиться, у наших детей успеваемость упала, и все такое… Очень тяжело им было.

- Хоккеисты всегда – первые парни на районе, в школе все девчонки ваши. Было такое?

- Ну, не без этого, конечно (улыбается).

- С будущей женой ты тогда и познакомился?

- Да, мне лет шестнадцать было.

131118_03.jpg

- Ваших сыновей зовут Святослав и Яромир, не могу не спросить, кто выбирал имена? (у Ердаковых мальчики- близнецы, им сейчас по пять лет – прим.)

- Совместно с женой! Рассматривали разные версии, выбирали, и вот, остановились на этих именах. Мы читали историю имен, что они значат, и у нас упор был на славянские имена.

- Но все-таки, Яромир имя известное… Это ведь не в честь Ягра?

- Нет, конечно. Даже близко нет. Просто чехи, словаки – мы же один народ исторически. Поэтому такие имена тоже рассматривали и в итоге выбрали.

- В мае ты сказал в интервью, что собираешься отдать пацанов в хоккей, как успехи?

-  Ну, пока так… Раньше мы подходили к конькам в спортивном магазине, и ребята сразу уходили, не рассматривали даже. Просто – нет, и все. А сейчас вот пришли недавно, и Яромир даже померил коньки, ему понравилось. Так что сейчас думаем ставить их на коньки. Не хотелось сильно рано это делать, да и желания не было с их стороны – не хотелось заставлять. А сейчас, вроде как, потихоньку появляется интерес, желание, и надо это использовать.

- Жена берет их на твои игры, они смотрят хоккей?

- Да, конечно, смотрят. Я бы не сказал, что они прямо фанаты, но им нравится. Но, конечно, устают.  Первые период-два смотрят внимательно, а потом уже начинают отвлекаться – им надо покушать, побегать, поиграть там.

- У тебя есть свои ритуалы, с которыми готовишься к игре? 

- Каких-то особенных ритуалов нет. Просто настраиваюсь, вспоминаю, что сказал тренер, какое задание дал. Есть какой-то привычный порядок действий – пошел, налил кофе, потом клюшку перемотал, и так далее. Именно последовательность важна.

- Какая музыка играет в раздевалке «Металлурга», и кто за нее отвечает?

- Витя Балдаев отвечает, защитник. А какая у него любимая песня… (вспоминает название) Тынис Мяги, про Олимпиаду 80 года.

Пресс-служба ВХЛ
23:34 13/11/18