Дмитрий Курошин. Вратарь хороший

Говорят, что в одну реку нельзя войти дважды. Дмитрий Курошин успешно опровергает эту сентенцию Гераклита всей своей спортивной карьерой. Практически в каждую команду, цвета которой доводилось защищать, он возвращался вновь, и его с радостью встречали партнёры, наставники, трибуны. Так было в саратовском «Кристалле» где страж ворот начинал свой долгий ледовый путь; и в «Ижстали», где почитатели таланта сложили немудрящий, но искренний дистих: «Дмитрий Курошин - / Вратарь хороший».

И в Спортивном клубе Московского военного округа. И в Новокузнецке, куда после ударной пятилетки в рамке голкипер вернулся уже в новой ипостаси, тренерской. 

Сегодня Дмитрий Николаевич входит в штаб «Тороса». Визит трёхкратного триумфатора битвы за «Братину» в столицу Удмуртии стал отличным поводом для встречи и беседы с обладателем первого «Ижсталевского» «сухаря» в когорте сильнейших.

Курошин 001.jpg
Дмитрий Курошин, вратарь питерского СКА, 1983

Справка: 
Курошин Дмитрий Николаевич
Родился 20 мая 1958г. Голтендер. 
В младших лигах советского хоккея провёл 14 сезонов. 
Играл в командах «Кристалл» (Саратов), «Ижсталь» (Ижевск), СКА (Санкт-Петербург), «Звезда» (Оленегорск), СКА МВО (Тверь), «Металлург» (Новокузнецк)

Курошин 002.jpg
Кристалл (Саратов),  1975/76; Д.Курошин первый справа в нижнем ряду

- Давно не бывали в Ижевске, Дмитрий Николаевич? 
 
- Пожалуй, больше четверти века. Наверное, в 1991 году приезжал сюда в крайний раз в составе новокузнецкого «Металлурга». Прогулялся сейчас по городу, вспомнил прошлое.

- Какие перемены бросаются в глаза?

- Театр оперы весьма понравился, другие очаги культуры снаружи прилично смотрятся. Но вот ямы на дорогах, по-моему, остались ещё с 70-х. 

 - Кроме разбитых дорог, с чем ещё ассоциируется Ижевск Вашей молодости?
 
- Жизнь хоккеиста тех времён стандартна: Ледовый дворец, база. Ну, ещё ресторан «Отдых», кинотеатр «Колосс». Помню, вечерами гулять по городу считалось небезопасно.

 - Знаете, что в Нефтекамске, в котором сейчас работаете, давно живёт другой «Ижсталевец» былых времён Владимир Умрилов?
 
- Волоха? Нет, не в курсе. Мы же и в армии вместе служили в рядах СКА МВО. 

 - Под сводами ижевской арены сегодня реют 8 символических джерси с фамилиями заслуженных игроков прошлого. Определение следующих кандидатур решено было отдать на откуп самим ветеранам, тем, кто видел и знает хоккей изнутри. Кого предложите Вы?
 
- Это должны быть, в первую очередь, местные и те, кто, можно сказать, стал таким. Кто отдал много лет ижевскому хоккею, выступал в Высшей лиге СССР, ковал славу команды. Дмитрий Федин. Ковалёв Миша – защитник-скала. Гатаулин, Семёнов, Яупов, Тыжных. Двумя руками готов голосовать за этих людей, незаурядных, думающих. И конечно, за Лантратова и Корниченко. Их сочетание с Абрамовым уникально. У каждого катание, руки, голова. Вся тройка была такая. Всё, что бы ни бросали – всё в ворота летело. 

Курошин 003.jpg
Программка к матчу Молот (Пермь) vs Кристалл (Саратов), сезон 1975/76

 - Приметы игровые были у Вас?
 
- Особых – нет. Но ритуал одевания соблюдал, коньки шнуровать всегда начинал с правого ботинка. 

 - Родители отношение к спорту имели?
 
- Отец - военный, артиллерист, служил на Сахалине; тут я и родился. В пять лет переехали в Гродно, оттуда – в Саратов. В этом же городе служил мой дед, генерал, Герой Советского Союза. 

 - Да у Вас, получается, настоящая армейская, династия.
 
- Так точно. А прадед был инженером Петербургского монетного двора, что располагается на территории Петропавловской крепости. 

 - С незащищённым лицом вратари при Вас уже не играли?
 
- Во взрослом «Кристалле» одну тренировку провёл без маски. «Старики« решили проверить «на слабо́». Но когда я шайбу стал ловить лицом, перепугались сами. А первая моя, ещё детская, маска – это пластмассовая штамповка из «Спорттоваров», с приклеенными изнутри кусочками поролона. Сказать, что она как-то серьёзно защищала голову, будет преувеличением. И шайбой прилетало, и клюшкой в нос – несладко. В начале 70-х увидел по телевизору у Третьяка первую «решётку». Решил смастерить себе такую же. Разогнул кроватные пружины, своими руками из проволоки собрал макет – и отдал отцу. Он отнёс в часть, и там сварили качественную, прочную маску. Очень уверенно чувствовал себя в ней. А уже в команде мастеров выдали шведскую «Jofa». «Решётка» хорошая, но шлем был слабенький, пробивали не раз. 

 - Кто учил Вас азам вратарского ремесла?
 
- Тогда ведь не существовало специальных тренеров, все голкиперы – самоучки. Наблюдали за старшими, перенимали, искали своё. Роб Дмитриевич Черенков стал одним из первых наставников, кто ввёл отдельные вратарские тренировки. Приглашался специалист из большого тенниса, я брал перчатки – и шла техническая работа: ловушка, блин. Но при этом и общекомандные занятия – в полном объёме. 

 - И кроссы, и «железо»?
 
- Конечно.

 - А нужна ли голкиперу тяжёлая атлетика в таком количестве?
 
- Обязательно. Вратарь обязан быть быстрым; а скорость – это сила. 

Курошин 004.jpg
9 марта 1977. Ижсталь vs Салават Юлаев 8-9 марта 1977; в воротах Д.Курошин
 
- Страж ворот №1 в Саратове середины 70-х – это Мышкин?
 
- Безоговорочно. И подвинуть его с этой позиции было практически невозможно. Великолепная техника, классное катание, шикарная реакция. Я смотрел – и учился. 

 - Ваши первые матчи за взрослую команду датируются августом 1975-го. 
 
- Помню, помню. Столица Украины, турнир «Советского Спорта» Выпустили против немцев – голова кругом, не понимал, что я делаю на поле. И котлеты по-киевски не забыл.

 - И торты?
 
- Конечно. Останавливались обычно в гостинице «Москва» и в соседнем магазине заказывали по несколько коробок.

Курошин 005.jpg
Сезон 1979/80; Д.Курошин второй слева
 
- Главная «звезда» того «Кристалла» – Николай Стаканов?
 
- В Саратове его знали все, от мала до велика. Но не отставали в плане народной любви и другие хоккеисты. Семёнов, Крикунов, Голубович. Все – нынешние тренеры. 

 - Наблюдались в них задатки будущих рулевых?
 
- В ту пору – нет. Конспектов точно не вели. Думаю, то, что они сейчас требуют от игроков, их самих в молодые годы вряд ли привело в восторг. 

 - Раз уж коснулись тренерской стези. Вам же довелось в «Cпapтaкe» поработать с великим Доминатором. Ощущалась в нём какая-то «звёздность»?
 
- Заносчивости, высокомерия – абсолютно нет. Но профессионал высочайшего уровня, это видно сразу. 

 - В чём задача тренера при работе с мега-звездой уровня Гашека?
 
- Задача тренера – тренировать. Хотя, не скрою, поначалу его авторитет чуть-чуть давил на меня, но, в итоге, сработались нормально. И я для себя немало почерпнул из этого этапа работы.

 - На русском общались?
 
- Иной раз переходили на английский. Но Доминик учил в школе наш язык, мог изъясняться в определённых пределах. На тренировках подъезжал: «Дима, какое следующее упражнение?»

 - 1958 год рождения в СССР был богат на талантливых вратарей. Помимо Вас это и знаменитые челябинцы Александр Тыжных и Сергей Мыльников, и подававший в юности серьёзные надежды армеец Сергей Кирсанов.
 
- Мы часто пересекались на сборах в «молодёжке» и юниорской сборной. Впервые – при трагических обстоятельствах весной-1975, во время серии встреч с канадскими сверстниками в Сокольниках. 

 - Это когда в давке и толчее погибли несколько десятков болельщиков?  
 
- Да. Я играл в том самом матче, когда это случилось. Спонсором турнира являлась известная фирма-производитель жевательной резинки. После финальной сирены, по слухам, канадцы начали бросать на трибуны свой «bubble gum», а зрители, большинство из которых были обычными московскими школьниками, ринулись вниз. Жвачка для советских детей –  диковина, у нас в стране её не выпускали. Кто-то вырубил свет, чтоб западные репортёры не фотографировали этот ажиотаж. Дальше – жуть. 

 - Вы видели всё своими глазами?

 - Наша команда уже ушла в раздевалку. Вдруг слышим – сирены «скорой помощи», одна за другой, много. Лишь через время узнали о случившемся. Директором Дворца трудился отец хоккеиста Сергея Борисова, его приговорили к пяти годам лишения свободы. 

 - Бытует мнение, что хоккеисты прошлого злоупотребляли нехорошими излишествами практически поголовно.
 
- Обманчивая точка зрения. А складывалось она из чего? 10 месяцев хоккеист на сборах, в тренировках. Это тяжело даже психологически. Разумеется, молодым парням и мужикам постарше требовалось расслабиться. Я когда играл в питерском СКА, нас по домам отпускали всего на пять часов. Представляете? После игры обязательно на базу. Утром разрешалось повидать семью или просто отлучиться по своим делам, а после обеда – снова тренировка. Поэтому, когда вырывались в короткий отпуск, многое хотелось успеть. Сегодняшним игрокам можно только позавидовать белой завистью, им незнакомы те нагрузки.

Курошин 006.jpg
30 октября 1979. Ижсталь vs Торпедо (Горький)
 
- Вы не один сезон работали под началом Роберта Черенкова; и в Саратове, и в Ижевске.
 
- Роберт Дмитриевич – тренер-новатор, специалист высочайшего класса. Он уже в то время кандидатскую писал по вопросам подготовки спортсменов. Находился в постоянном поиске, активно использовал научные достижения, применял в работе самые передовые методы. Это касается и тренировочного процесса, и организации быта игроков. Вот картина перед глазами: лето, Прибалтика, сборы «Кристалла», нападающий Анатолий Емельяненко бежит кросс; на груди у него специальный аппарат с множеством датчиков, сзади – рация, передающая сведения о пульсе, других параметрах. Тренеры ловили нужную радиоволну, принимали сигнал, считывали данные.  

 - Как состоялся Ваш первый переход в «Ижсталь»?
 
- На предсезонке летом 1976-го «Кристалл« и ижевская команда готовились по соседству. В один из дней на улице, когда я шёл совершенно один, меня поймал Бронислав Самович, селекционер «Ижстали». Он предложил переход, я согласился. Как уже подчёркивал, Мышкина в Саратове из «рамки« подвинуть было практически невозможно, а мне 18 лет, хочу играть – Ижевск предоставлял шанс. Но как Роб Дмитриевич узнал – загадка. На следующее утро построение: «Курошин, шаг вперёд! Фиг тебе, а не «Ижсталь»! « Только «фиг» в более жёсткой форме прозвучал. 

 - Тем не менее, в ноябре Вы дебютировали в рядах флагмана удмуртской «шайбы».
 
- Клубы договорились о своеобразной аренде. «Кристалл» был заинтересован, в моей игровой практике, а в «Ижстали» я получил её в достатке. Прибыл прямиком на выездной матч в Пермь; как говорится, с колёс – на лёд. 

 - С кем в номере поселились на базе?
 
- С Димой Фединым. Мы практически одновременно приехали в город, да и по возрасту были самыми молодыми. 

 - Капитаном был Николай Соловьёв?
 
- Да. Настоящий лидер и душа команды. Мог зажечь коллектив, поднять из окопов и словом, и делом. Нередко вспоминал тренера Флейшера. Всегда по-доброму, шутки, байки, хохмы. 

Курошин 007.jpg
Февраль-1980; Д.Курошин справа
 
- Вы стали первым игроком «Ижстали», кто отправился защищать честь страны за океан. 8 матчей сборной СССР (U-19) против сборных ведущих канадских молодёжных лиг стали прообразом нынешних регулярных серий. 

- Откровенно, канадцы нас тогда просто смели. В восьми поединках – 6 поражений, одна ничья и единственная победа над «All stars» Главной юниорской лиги Квебека. 

 - В чём причины фиаско?
 
- Можно списать неудачу на непривычные размеры кортов, акклиматизацию, ещё какие-то моменты. Но, если говорить начистоту, соперник действительно оказался лучше подготовлен, в том числе физически. Где-то нас просто побили в силовой борьбе. 

 - В рамках правил?
 - Очень жёстко, но в рамках. А в Калгари приезжаем, на лёд выходим – канадцы нас вообще не трогают. И все равно укатали под орех; 0:9, без вариантов. 

 - Публика на игры ходила?
 
- Полные стадионы.

 - Кто-то из соперников персонально запомнился? Ведь Вам противостояли, в частности, будущая легенда «Islanders» Майк Босси, капитан «Калгари» и «Детройта», тренер разбившегося «Локомотива» Брэд Маккриммон, известный задира и хулиган Марио Маруа.

 - По именам конкретно не скажу, но все с поставленным броском, все крепкие, здоровые. В лифте столкнулись я, Вожаков, тренер Борис Майоров и местный парень, выше Майорова на полторы головы. Борис Александрович решил пошутить: «Вот с этим сейчас играть будем». На каток выходим – точно, он уже здесь.

В общем, впервые пощупали, что же такое заокеанский хоккей. Получили хороший урок, науку на будущее. А что касается нехоккейной части вояжа, то впечатлений, конечно, море. Польша для нас тогда – уже заграница, а тут вообще Северная Америка. Мы – вчерашние школьники, комсомольцы – ожидали увидеть гнусный оскал загнивающего капитализма, но уровень отелей, качество питания разительно отличались от привычной советской действительности. Едем автобусом по Канаде, сопровождающий объявляет: «Приближаемся к индейским резервациям». Смотрю в окно: прерии и вдоль дороги проволочные заграждения натянуты. «Вот же, - думаю, - как к бедным угнетённым индейцам относятся, не выпускают их из загона». А это, оказывается, проволока, чтоб дикие животные на трассу не выскакивали под колёса. Въезжаем в индейский посёлок, там всего-то домов 10-15 – и крытый каток. Внутрь заходим – лёд отличный, трибунки аккуратные, заливочный комбайн современный. 

 - Что везли из-за океана на родину?
 
- Джинсы. И пачку клюшек.

 - «Montreal»?
 
- «Sher-Wood».

 - В 1976 году Черенков не хотел отпускать Вас из Саратова, но через три года он сам возглавил «Ижсталь», и вскоре Вы вновь надели ижевский свитер.
 
- Да, Роберт Дмитриевич пригласил, и долго упрашивать меня не пришлось. Я ставил себе цель: играть в Высшей лиге, а «Ижсталь» как раз пробилась в класс сильнейших. 

Курошин 008.jpg
22 января 1985. СКА vs ЦСКА; в воротах Д.Курошин
 
- После серии стартовых неудач из клуба был отчислен маститый Виктор Криволапов, имевший титулы чемпиона мiра и Европы, место в воротах заняли Вы, и уже в следующем туре «Ижсталь» выгрызла первую победу в «высшем свете», обыграв челябинский «Трактор»– 3:2. За этим успехом последовала великолепная семиматчевая безпроигрышная серия, которую венчала эпическая ничья с великим ЦСКА – 5:5. 
 
- Незабываемый матч. Армейцы вели в две шайбы, но Чупров и Александр Орлов сравняли в концовке. Последние полторы минуты помню смутно, москвичи заперли нас и устроили головокружительную карусель, шквал бросков. Финальная сирена потонула в неистовом в гуле ликования.

 - Вы в Ижевске были комсоргом команды, не ошибаюсь?
 
- Да, преследовала эта стезя меня всю дорогу. И в «Ижстали», и в МВО, и в Питере. Однажды даже чуть парторгом не стал. 

 - В чём заключались функции?
 
- Сбор взносов. 

 - Уклонисты попадались?
 
- Нет, все платили. Иначе б заграницу не выпустили. 

Курошин 009.JPG
Дмитрий Курошин, вратарь новокузнецкого «Металлурга»
 
- Ветераны «Ижстали» 70-х – начала 80-х всегда восторженно вспоминают финансовые условия в команде. 
 
- Расскажу для примера. В 1979 году Роберт Дмитриевич устраивал нам двухсторонки с выплатой премиальных. То есть, мы делились на два состава, играли. Победители получали по 50 рублей каждому. Вся Высшая лига обалдевала, просто в шоке. Многие шикарные игроки с радостью готовы были оказаться в Удмуртии.

 - Ижевск Вы покидали по армейскому призыву?

 - Третьяк сломал ногу, поскользнувшись в Нижнем Новгороде при выходе из автобуса. ЦСКА потребовался вратарь ему на замену. А я в тот момент проходил срочную службу, вот меня оперативно и перевели. Но в лучшем клубе Европы я пробыл недолго, на первой же тренировке получил травму. Прибыл на арену перед самым началом занятия, выдали форму, она новая, не размятая, лезвия не наточены. Был бы опытнее, старше, плюнул бы, не стал выходить на лёд: «Точите коньки». Но, как известно: «В ЦСКА два раза не приглашают», поэтому вышел. Итог – серьёзное повреждение колена, мениск. Прооперировали в Москве, долго восстанавливался. За это время поправился Третьяк, а меня командировали дослуживать в СКА МВО. 

 - Жили в казарме?
 
- Снимал квартиру в Строгино. Армейского жалования хватало на аренду «двушки». Перед демобилизацией имелись различные варианты, звали Харьков, Саратов, но я выбрал питерский СКА, Высшую лигу. 

 - Стали кадровым военным?
 
- Сначала присвоили прапорщика, затем направили на курсы в ВИФК, Военный институт физической культуры, по окончании – первое офицерское звание. Увольнялся из Вооружённых сил старшим лейтенантом. 

- Известный спортивный журналист, член Зала славы европейского хоккея Всеволод Кукушкин вспоминал: «Если б Тихонов не перевёл Касатонова из Ленинграда в Москву, не знаю, как бы защитник закончил. В том СКА – вообще никакой дисциплины». 
 
- Видимо, это было раньше. Когда я появился в Питере – царил жёсткий армейский порядок. То строгий, то очень строгий. Главкомом был великий Борис Михайлов, при нём не забалуешь. 

 - Каким вспоминается легендарный голеадор?
 
- Заслуженный человек, заслуженный тренер. Воспитанник школы Тарасова, Тихонова, поэтому понятно, что нагрузочки нам доставались весьма приличные. 

Курошин 010.jpg
Программка к матчу Авангард (Омск) vs Металлург (Новокузнецк), сезон 1992/93
 
- Помогал Михайлову на тренерском мостике его многолетний партнёр по ЦСКА и сборной Владимир Петров, в разгар сезона 1982/83 внезапно возвратившийся на лёд. 
 
- Да, Владимир Владимирович уже повесил к тому моменту коньки на гвоздь, но команда неудачно стартовала, после восьми туров имела в активе единственное очко; и тридцатипятилетний мастер решил нам помочь. Вышел на игру с «Крыльями», две забил, отработал в меньшинстве 3х5 – и мы крупно победили. Этот психологический толчок вернул уверенность, стали налаживаться турнирные дела.

 - В сезоне 1983/84 Вы провели всего один матч. Со «Cпapтaкoм» и двумя пропущенными шайбами на последней минуте.

 - Не люблю вспоминать. Оказался не готов, так скажем.

 - Через неделю место в воротах СКА занял юный Белошейкин и накрепко застолбил его за собой. Действительно – талант?

 - Огромный. В 20 лет – чемпион мира, показатель. 

 - Когда видели его в последний раз?

 - За несколько лет до смерти, когда Женька пытался вернуться в хоккей. Игра была в Челябинске, и провёл он её очень прилично. 

 - Листая старые подшивки «Советского спорта», обнаружил в статистике 17-летнего Белошейкина одну заброшенную шайбу, якобы проведённую им в апреле 1983-го в ворота «Сибири». Это какая-то опечатка?
 
- Почему? Женька мог. Он хорошо владел клюшкой. 

Курошин 011.jpg
«Металлург» Новокузнецк, 1993/94; Д.Курошин первый слева в нижнем ряду
 
- У Вас мечты отличиться метким броском по чужим воротам не было?
 
- Желание присутствовало, но осуществить не довелось.

 - После трёх с половиной сезонов в рядах армейцев с Невы Вы оказались во второй команде Ленинградского военного округа – оленегорской «Звезде».

 - Я человек военный, приказы не обсуждают. Да и игровая практика требовалась. 

 - «Звезда» базировалась и выступала за Полярным кругом?

 - «Полярный круг» – звучит пугающе. На самом деле – час лёту от Питера. 

 - В 1987-м Вы вновь надели свитер СКА МВО.

 - Приглашал знаменитый Олег Алексеевич Зайцев. Перевод из одного военного округа в другой оказался непростым, но в итоге провёл в армейских рядах ещё пять сезонов. В эпоху перемен, в начале 90-х команду внезапно расформировали, мне шёл четвёртый десяток, уже задумывался о том, чтоб остаться на воинской службе, не связанной с игрой. Но поступило предложение из Новокузнецка – и решил продлить свой спортивный век. 

 - В Кузне Вы стали самым возрастным хоккеистом. Легко удалось наладить контакт с молодёжью?
 
- В «Металлурге» подобрался очень дружный коллектив, с большой теплотой вспоминаю четыре с половиной сезона в его рядах. Заполненные трибуны, понимающие толк в игре болельщики.
 
 - А помнят ли на Кузбассе Сергея Абрамова?

 - В Новокузнецке это знаковое имя. Его там помнят, знают и гордятся.

 - Даже несмотря на истекшие десятилетия?
 
- Совершенно верно. Абрамов, Корниченко, Лантратов – культовые игроки. 

Курошин 012.JPG 
Иренерский штаб новокузнецкого «Металлурга»; Д.Курошин первый слева

- Заканчивали Вы довольно неожиданно. Зимой-1996 внезапно исчезли из газетных сводок, хотя до этого стабильно выходили и регулярно признавались лучшим игроком матчей. Причина в возрасте?
 
- Нет. Не собирался «завязывать«, если честно; держал себя в тонусе, постоянно играл, но пришёл новый тренер, такой Мышагин, и начал расчищать поляну под своих игроков. Хорошо помню последний матч: декабрь, ничья в Устинке. Улетел на Новый год домой, а обратно – позвонили, сказали возвращаться не надо. 

 - Вы ещё вернётесь в Новокузнецк, в 2003-м войдя в тренерский штаб Николая Дмитриевича Соловьёва. А чем занимались до этого?
 
- Преподавал в одном московском колледже, выступал за ветеранский клуб «Легенды хоккея».

 - С другим «Ижсталевцем» – Владимиром Бабашовым – там не пересекались?
 
- Вместе играли.

 - Не исполнял он свой знаменитый трюк, когда брал шайбу на крюк и так нёсся к воротам с клюшкой наперевес?

 - Пытался, да.

- В одном из старых интервью Вы сказали, что главные качества для вратаря – это психологическая устойчивость и трудолюбие. 

 - Хорошо, когда к этому ещё прилагаются определённые способности. Но без спокойствия, каким, например, славился Серёга Мыльников, и без труда – никуда. Хоккей быстро наказывает, если начинаешь катить на одном коньке и жить былыми достижениями. Вратарь должен тренироваться на 120 процентов, а не на 99, только так можно достичь результата

Авторы фото: Ник.Сойма, Вик.Широков, а также фото предоставлены С.Гридасовым, А.Романовым, С.Железновым
Пресс-служба ВХЛ
08:37 27/12/17