Данил Кудашев: неправильно грести всех вратарей под одну гребенку

Вратарь Данил Кудашев проводит в ХК «Ростов» второй сезон. В нынешнем чемпионате он сыграл все 12 матчей команды, помог «кондорам» одержать восемь побед, засушил две игры и идет в числе лидеров лиги по различным вратарским показателям. Мы поговорили с Данилом о его хоккейной карьере, «Ростове», сезоне в Европе, а также о тонкостях вратарской профессии.

AaupEf9CHX4текст.jpg

— Даня, ты играешь без замен с начала сезона, не устал?

— Наоборот, игровая практика — это всегда хорошо. А что насчет физических кондиций — мы для того на предсезонке и занимались, чтобы по ходу сезона не уставать.

— Другие вратари на тебя не обижаются?

— Нет, конкуренция на льду — она всегда на пользу всем вратарям. А вне льда у нас хорошие отношения. С Никитой Масленниковым очень хорошо общаемся и в жизни, и на льду, никакого недопонимания у нас нет.

— У тебя был матч на ноль с 54 отраженными бросками. Тяжело пришлось? 

— Бывает, что тебе всего 20 раз бросят, и ты устанешь, а тут 54... Физически подустал, морально тоже, но ничего, на следующий день сходил на рыбалку, и все стало хорошо.

— Так ты любитель рыбалки?

— Да, у нас тут в команде образовался небольшой клуб рыбаков. Когда появляется свободное время, стараемся выезжать. Здесь река большая — Дон, рыбы много, так что очень интересно.

— Соревнуетесь между собой по весу улова?

— (Улыбнулся). У нас почему-то так получается, что если едем втроем-вчетвером, то один ловит много, а остальные по одной, по две рыбки, и все. Так что о соревнованиях и речи быть не может. Но самый мастерюга — это Женя Петриков. Обычно он ловит больше всех.

— Куда рыбу деваете?

— Гуманно отпускаем обратно в воду. Я живу один, и готовить мне лень.

— А какой рекордный улов был у тебя в жизни?

— Я никогда не рассматривал рыбалку как цель что-то поймать, это просто развлечение. Но если вспомнить, то самая значимая рыба, от которой я получил много эмоций, — это форель, пойманная в горной речке у нас в Перми. На два килограмма.

«Я обычный игрок команды без каких-либо загонов»

IjJAylJoSW8текст.jpg

— В «Ростове» есть особое отношение к вратарям?

— Мне бы не хотелось думать, что такое есть. Я считаю, что без разницы — вратарь, защитник, нападающий — никто не должен как-то выделяться в коллективе, никаких привилегий не должно быть. Вратарь — такой же игрок команды, как любой другой, не надо делать из него особенного. А то потом кто-нибудь посмотрит и скажет: а вот почему ему что-то можно делать или не делать, а мне нет?

— «Сухари» — личная гордость или заслуга команды?

— Конечно, команды. Для меня в этом ничего особенного нет. В том сезоне шесть игр на ноль сыграли, в этом уже две. Все бились, у нас такая команда, что все стараются и обороняться, и атаковать вместе. Я им подсказываю, как могу, и они мне подсказывают. Поэтому и получаются матчи на ноль.

— Какой самый нелепый гол, пропущенный в твоей жизни?

— Если так подумать... Даже не нелепый, но самый обидный — это в полуфинале Кубка Харламова за «Локо». Мы играли с «Чайкой», счет в серии был 2-2, решающая игра дома, 0:0... И за пять минут до конца мне забили с неудобной. Денис Шураков. Мы проиграли, «Чайка» вышла в финал и взяла кубок. Вот это, за пять минут до сирены... мне до сих пор иногда снится тот гол. Обидный был очень и немного курьезный.

— Тебя задевают стереотипы про вратарские странности?

— Я к этому спокойно отношусь, стараюсь пропускать мимо ушей. Потому что это неправильно — всех вратарей грести под одну гребенку. Я знаю вратарей, которые действительно подходят под эти стереотипы. Но в то же время знаю вполне себе адекватных хороших ребят.

— Себя странным не считаешь.

— Нет, вполне обычный игрок команды, без каких-либо загонов. Никогда не понимал тех, кто говорит: не переступай через мою клюшку, не садись на мое место. Это реально странно. Но все люди разные, если меня попросят не перешагивать — я не буду. Мне без разницы, но если это кому-то важно...

— Если увидишь незнакомую команду в городской одежде, ты поймешь, кто из них вратарь?

— Не пойму, если честно. Но у меня очень хорошая память на лица, я всех вратарей знаю, в принципе, кого-то заочно, с кем-то раньше пересекались, так что просто по лицу пойму, кто это.

— Раз ты всех знаешь — тебя интересует гонка вратарей лиги по статистике?

— Я могу зайти после игры посмотреть, какая у меня статистика, и радует глаз, когда видишь себя в каком-то списке лидеров, но пока это все не имеет значения. Сезон только начался, еще столько игр предстоит. Вот когда в конце сезона будешь в лидерах — тогда можно будет уже серьезно порадоваться.

— Какой показатель статистики самый важный для вратаря?

— Процент отраженных бросков. Количество побед, допустим, не так важно. Можно играть в сильной команде, и тебе будут бросать 10 раз, 2 забивать, но ты будешь выигрывать. А можно играть в каком-нибудь середняке, тебе будут бросать 30-40 раз, ты те же две пропустишь, а команда мало забьет и проиграет. Так что я считаю, самое главное для вратаря — это процент отраженных бросков. И второй немаловажный фактор — это количество игр, которые ты провел за все сезоны. Не важно, в молодежном хоккее или во взрослом. И общий процент по броскам за все время.

«Иногда самому хочется выбежать и сыграть в тело»

bRQE6TobOjMтекст.jpg

— Ты играешь в белом шлеме. Не хочется покрасить, выразить свою индивидуальность?

— Ха-ха, у нас не такие большие зарплаты, чтобы выражать свою индивидуальность таким образом.

— Сколько это стоит?

— Я думаю, у хорошего мастера порядка 50 тысяч, может, даже больше. К тому же, покраска занимает очень долгое время. Мастеров-то единицы, которые делают это в России. Шлем надо куда-то отдавать на несколько месяцев, не у всех есть возможность где-то взять второй, чтобы в нем это время играть, пока первый красится.

— Но если будет возможность, какой дизайн ты бы выбрал?

— Я бы предложил брату и сестре нарисовать что-нибудь и перенес бы это на шлем, на одну сторону. Ну, а на второй — что-то связанное с командой, с «Ростовом». Либо кондор, либо какой-нибудь вид города.

— Когда шайба прилетает в голову, это сильно дезориентирует?

— Я на это даже не обращаю внимания. За последний месяц раза два, может, прилетало на играх. Попало и попало, это моя работа. На тренировках тоже бывает, и ребята начинают извиняться, а я говорю — ничего страшного, бывает. Я для того и стою, чтобы не дать шайбе в ворота попасть.

— Один известный вратарь — Эмиль Гарипов — говорит, что голкиперы потому и выбирают ворота, что самые добрые люди на свете. Принимаете на себя удар и не хотите применять силовые приемы.

— Ну, не знаю, у меня иногда такие эмоции, что хочется выбежать и самому сыграть в тело.

— Доводилось?

— Нет. Такого пока не доводилось делать.

— А как насчет разломать клюшку на эмоциях?

— Вот такого вообще никогда не было. Я спокойный. Конечно, есть какие-то эмоции на играх, на тренировках тоже есть. Но чтобы такое... Клюшка же не виновата ни в чем.

— В жизни ты такой же спокойный, как на льду?

— Ха-ха, сейчас покажется, что я какой-то инертный. Нет. Я стараюсь чаще улыбаться и на играх, и на тренировках, в жизни то же самое. Ни на кого зла и обид стараюсь не держать. Так проще жить, чем злиться вечно на кого-то.

— Как проводишь время в долгих поездках?

— Фильмы смотрю, заранее скачиваю, потому что, когда едешь в автобусе, связи обычно нет. Книги читаю, музыку слушаю, в игры играю.

— Книги — это необычно. Что читаешь?

— Не скажу, что я такой уж прямо «читающий». Только в поездках. Могу прочитать полкниги или целую книгу за сутки, пока едем. Я мало сплю. А если на самолетах летаю, то не сплю вообще, так что есть побольше времени почитать. Мне нравятся книги по исторической тематике, вот, например, «Записки о гражданской войне» Гая Юлия Цезаря. Это он прямо сам написал. Мне очень интересна Римская империя, много читаю об этом. А сейчас читаю «Сто лет одиночества» Габриэля Гарсиа Маркеса. Я всем советую эту книгу.

— Ты бывал в Риме, видел Колизей?

— Нет, к сожалению. Дело в том, что я не очень люблю летать на самолетах.

— В чем проблема?

— Раньше не боялся, а в последнее время очень так... некомфортно себя чувствую, и поэтому не сплю в самолетах. Но что поделать, от этого никуда не деться, у нас такая профессия. На самом деле, очень многие хоккеисты боятся летать.

— То есть, ты каждый раз сидишь, вцепившись в подлокотники, и скрипишь зубами?

— (Улыбается). Не настолько все плохо. Это не боязнь, просто дискомфорт, так сказать. Когда нахожусь в самолете — это ситуация, в которой я не хотел бы оказываться, но я в ней оказался, и ничего не поделаешь, потому что уже сел в самолет. Но ничего, вроде это пока ничем не мешает, все хорошо.

«Для понимания хоккея в Швеции хватало 30 слов»

rXDukgrYbNUтекст.jpg

— У тебя в биографии значится сезон в шведском чемпионате, как ты там оказался?

— Я тогда подписал контракт с «Молотом», но так получилось, что расторг его в августе, а потом не нашел клуб в России. Поехал в Чехию, но там вообще в «горячую картошку» играют — счета 5:5, 6:6... Я посмотрел на это и решил там не оставаться. Поехал в Швецию. Там довольно-таки хороший уровень чемпионата. Та лига, в которой я был, схожа по уровню игры с ВХЛ-Б или с концом турнирной таблицы ВХЛ. Интересная практика получилась, подтянул свой английский, вспомнил знания со школы. Кстати, в Швеции не так уж холодно, как все думают. Я жил на юге страны, и там зимой было максимум минус восемь. У меня на даче в Пермском крае было однажды минус пятьдесят.

— Что еще запомнилось в Швеции?

— Там все красиво в городах, окультурено, газоны даже зимой зеленые, я до сих пор не понимаю, как такое возможно. Вроде снег лежит, заморозки, а трава все равно зеленая! Я переехал с двумя русскими ребятами. Мы проводили время вместе, и это плохо, наверно. Если бы я был один, я бы лучше выучил английский.

— Все равно же приходилось общаться с командой, с тренерами.

— Все шведы знают английский вообще идеально, причем они стараются говорить не так, как в школе учат, а намного проще. Хоккейные шаблоны я выучил буквально за неделю. Надо знать всего 50-100 слов, чтобы понимать, что от тебя требуют на льду. Хотя, какие 50, даже 30 слов достаточно. И там иначе построен тренировочный процесс. Тренер говорит — идите в зал, и все. Он не идет в зал с командой, как у нас принято, не дает программу, не считает там за всеми. Ты что хочешь — делаешь, что не хочешь — не делаешь. Я в настольный теннис играл в зале.

«Главное — не париться, не заморачиваться ни на чем»

zs8PKYhlCb8текст.jpg

— У тебя есть ритуалы перед игрой или, может, какой-нибудь талисман?

— В смысле, «счастливые трусы», которые по полгода не стираешь?

— Можно и стирать, но на игру всегда надевать одни и те же.

— Нет, нет. Я вообще не из тех вратарей, которые парятся на этот счет. Ни ритуалов, ни чего-то такого нет. Я просто иду на игру, разминаюсь, выхожу на лед, играю и потом иду домой. По мне, так главное не париться, не заморачиваться ни на чем. Если ты уверен в себе, знаешь, что поймаешь эту шайбу, и вы выиграете, то не нужны никакие ритуалы. Мне, наверно, повезло, что я такой.

— Ты злишься на партнеров, когда они удаляются и оставляют тебя на растерзание?

— Бывает, но это всплеск эмоций буквально на одну-две секунды. Может в голове промелькнуть: «Зачем он это сделал?!» — а потом все, надо играть, отбиваться, не пропустить шайбу. В меньшинстве-то особо некогда думать, только на шайбу и смотришь.

— Можешь высказать защитникам за какой-то косяк?

— Точно не по ходу игры. После — возможно. Если человек один раз ошибся, то я просто не буду обращать на это внимание. Но если это периодически происходит и приводит к опасным моментам, тогда да, подойду, скажу, что, может быть, надо как-то иначе действовать. А в игре я больше стараюсь подсказывать защитникам. Я же всегда лицом к игре и знаю, что происходит на площадке, а они часто в игровых ситуациях бывают спиной в поле.

— Когда ты вышел в лидеры ВХЛ, соперники стали играть против тебя внимательнее?

— Ничего такого не замечал. Хотя, наш вратарский тренер говорит:«За тобой следят, тебя разбирают». Видят, что ты садишься постоянно. А я говорю: «Ничего страшного, я же все равно ловлю шайбу, если она верхом летит». В общем, у нас постоянно дискуссии возникают. Но это только на пользу. Я выслушиваю его мнение, он мое, и каждый делает какие-то выводы.

— Во взрослом хоккее бывает, что игроки хейтят вратаря за ошибки?

— Нет, на то он и взрослый хоккей, что все понимают — каждый может ошибиться. И если ты допустил ошибку, то другие должны ее исправлять, помогать партнеру. Могу судить только по себе — я никогда не встречал какого-то негатива от команды. Мы все вместе работаем на результат.

Пресс-служба ВХЛ
14:20 10/25/2020

ЛЕНТА

29.11.2020, воскресенье