14 Апр

РУБ

2:3

(1:1 0:2 1:0)

НФТ

18 Апр

АКМ

3:4

(0:1 1:1 2:2)

НФТ

19 Апр

АКМ

1:3

(0:1 1:1 0:1)

НФТ

22 Апр

НФТ

:

АКМ

О матче

П1
2.51
X
4.01
П2
2.46
23 Апр

НФТ

:

АКМ

О матче

Денис Попов: тренеры учили, что вратарь – это психологически сильный человек

«Рязань-ВДВ» слабо начала сезон, но в середине осени набрала ход и стала забираться вверх по турнирной таблице. Переломный момент совпал с появлением в команде 20-летнего вратаря Дениса Попова, который перешел из АКМ. Для него этот сезон — дебютный на уровне PARI ВХЛ, и Денис уже среди лидеров лиги по индивидуальным показателям. Мы поговорили с вратарем об его карьере и положении дел в команде.

6oQiYjWzc9wтекст.jpg

— Денис, судя по статистике, переход во взрослый хоккей не дался тебе тяжело?

— Да, все отлично, когда переходил — это было похоже на переход из детского хоккея в МХЛ. Ребята поопытнее, скорости повыше, конечно, но так, в целом, привык.

— Сколько времени потребовалось, чтоб ощутить себя «в своей тарелке»?

— В целом, тренировочного процесса на предсезонке хватило. А уже во время сезона, когда начались игры, мне пару матчей надо было, чтоб прям почувствовать уверенность. Все-таки тренировки — это одно, а матчи совсем другое.

— Ты попал в команду, которая буквально «горела» в сезоне, а сразу, как ты пришел, дела пошли вверх. Это ты их зарядил, получается?

— Не знаю, думаю, это просто стечение обстоятельств такое. У команды было плохое начало сезона. А прямо перед моим приходом поменялся главный тренер, Артем Петрович (Седунов) сначала стал исполняющим обязанности, потом главным тренером, плюс в составе не только я поменялся. И стала картинка неплохая, как-то все пошло у нас. Честно, я не смотрел матчи «Рязани» до того, как пришел, и не очень понимал, почему команда так низко находится.

— Тренер вратарей «Рязани-ВДВ» сказал в интервью, что ты очень спокойный и уверенный в себе. Согласен с этой характеристикой?

— Можно так сказать... В целом хорошо контролирую свои эмоции, понимаю, когда нужно как-то зарядиться, а когда спокойно себя повести. Бывают моменты на матчах, когда игроки или тренеры чужой команды пытаются что-то мне сказать, как-то вывести из себя. Но еще с детства все вратарские тренеры приучали к тому, что для вратаря самое главное — уверенность в себе, спокойствие.

— Что-то может произойти, чтобы ты «вышел из берегов», ударил кого-нибудь клюшкой, например?

— На играх точно такого не бывало. Да и на тренировках, чтоб ударил кого-то... Конечно, на тренировках не так сильно себя контролируешь в плане эмоций, иногда надо дать им выход. А то если постоянно находиться под напряжением, это психологически тяжело. На тренировках можно выплеснуть, и бывает, что что-то происходит, но это редко. Я же говорю, с детства тренеры учили: образец того, каким должен быть вратарь — это психологически очень сильный человек.

— Как на матчи настраиваешься, откуда берешь спокойствие?

— Да особо никак, раньше молчал постоянно, сейчас наоборот — перед матчем хорошо поговорить с кем-нибудь, посмеяться, набраться эмоций, чтобы на игру выйти полностью готовым.

— Некоторые вратари чуть ли не за сутки отключают телефон.

— Не-не, нет такого, что «вот, играю завтра». Мне проще готовиться вот прямо перед игрой.

— Ты недавно поучаствовал в тренировке детей-вратарей «Рязани». Интересно было?

— Конечно. Не первый раз, еще было такое, когда в «Крыльях» играл, тоже участвовал в тренировке младших. Интересно посмотреть за ребятами, сравнить себя с ними, когда был в их возрасте, что-то подсказать, что ты сейчас знаешь, чтобы они уже начинали применять. Интересная практика. Как для старших ребят, так и для младших.

— Если к тебе подойдет ребенок лет пяти и скажет: я хочу быть вратарем, ты его поддержишь или будешь отговаривать?

— Поддержу. Если ребенок хочет что-то попробовать — то почему нет? Пусть, лучше попробовать, чем потом жалеть, что ты этого не сделал. А там получится, не получится — это уже как повезет.

— Как ты сам выбрал амплуа вратаря?

— В детской школе, когда мы все еще были полевыми, тренер спросил: «Кто хочет попробовать вратарем? Форма есть, если надо». Все стояли, стояли, молчали, и я просто шаг вперед сделал. Мама меня дергает — ты куда?! А я говорю — отстань, дай попробовать. Так и получилось, я остался. Мы с мамой еще потом разговаривали — она сказала, что я, когда маленький был, постоянно в воротах ползал. Папа и брат тоже занимались хоккеем, полевыми были. Папа сначала был против, чтоб я был вратарем, а вот брат был очень «за». Что в семье вратарь — будет, кому бросать. Ну, и как-то все получилось, потихоньку пошло, пошло, я и остался. Шесть лет тогда было.

— Вратарь дело затратное, наверно, поэтому родители возражали?

— Не знаю, из-за чего возражали, но дело и правда затратное. Родителям огромное спасибо, что столько и времени, и денег вкладывали и в меня, и в брата. Они до сих пор мне помогают.

— Смотрят твои игры? Могут что-то посоветовать?

— Смотрят постоянно. В профессиональном плане нет, не советуют, они прекрасно понимают, что тут я больше них понимаю. Много есть родителей, которые думают, что они больше всех знают, больше своих детей, больше тренеров. У нас не так. Просто стараются психологически поддерживать.

cUPV0NKqmv8текст.jpg

— После матча с «Югрой» ваш тренер сказал, что ты «весь нашатырь вынюхал у врача». Преувеличил, наверно?

— Там так получилось, что у доктора был нашатырь, я подъехал, он мне его дал, я сидел, его нюхал. Но он уже был выветренный немножко. Я подъезжал, его нюхал. Потом в раздевалке начали смеяться, что после меня нашатыря не осталось... Но там очень тяжелый был матч и овертайм. Хорошо, что выиграли.

— Нашатырь реально помогает?

— Его же обычно используют в медицине, чтобы привести человека в сознание. Очень резкий запах. При нагрузках бывает, что тебя может немножко «повести», и нашатырь — просто небольшая прибавка бодрости, чтобы встрепенуться и полегче было.

— Просто иногда смотришь на вратаря — он нюхнет, и как будто его сейчас вырвет.

— Да, если очень крепкий — то нос прожигает конкретно.

— Расскажи, чем живешь вне хоккея, хватает ли времени на что-то еще?

— (задумался) Даже не знаю, что сказать. Хоккей занимает очень много времени, чего-то примечательного прям нет. В свободное время стараюсь больше отдыхать. Его не так много, свободного времени, во время сезона. Отдыхаю с невестой, которая тоже много поддержки оказывает, стараемся выбираться город посмотреть. Бывает, на картинг ходим. А еще с друзьями часто в компьютер играем. Это у многих хоккеистов такое увлечение. Бывает даже, что мы человек по десять из команды можем собраться, пойти поиграть.

— Гонки, стрелялки?

— Стрелялки. Counter-Strike. Вместе играем, так и с командой больше проводишь время, больше общаешься, эмоций набираешься.

— С партнерами лучше вместе играть или против друг друга?

— Если вместе приходим, то, естественно, играем вместе. Когда всех знаешь, много общаешься и в раздевалках, и на играх — лучше друг друга понимаешь. А так, когда отдельно, мы против друг друга играем. Там команды пять на пять.

— Кто из вас лучший в «Контре»?

— Даже так не знаю. Кто-то просто побольше играет, раньше это начал, кто-то попозже. Не скажу, кто кто-то сильно прям выделяется. Просто играем, чтобы отдохнуть.

— Кто твой главный кореш в команде?

— Много с кем хорошо общаюсь. Главный... С вратарями много общаемся, потому что у нас немножко другая работа. С Максимом Клоберданцем живу, с ним много времени провожу. Из полевых... Наверное, Дима Силантьев, Егор Кузьменко и Денис Баранов, вот, мы с ними и в поезде постоянно в одном купе ездим, и на ужины ходим часто вместе, и в раздевалке постоянно вместе сидим.

— Максим не ревнует насчет вратарской позиции?

— Ха, ну всем понятно, что каждый хочет играть, но у нас хорошие отношения внутри команды, внутри вратарей. Все понимают, что каждый может выйти на игру, надо на тренировках доказывать, и самое главное, что у нас здоровая спортивная конкуренция. Мы все пытаемся доказать, что каждый лучший, каждый может больше принести пользы для команды. Наша главная задача — помочь команде, насколько это возможно.

e58peAytzhw-текст.jpg

— Впереди решающий отрезок сезона. Как настрой, какова цель, и часто ли вы вообще смотрите в таблицу?

— Я в таблицу особо не смотрю. Может, иногда зайду после игры. Главное — сделать максимальное, что зависит от тебя и от команды. Есть игроки, которые прям каждый день смотрят — кто как сыграл, сколько до плей-офф осталось, сколько очков надо набрать... Все очень хотят попасть в плей-офф, сейчас стараемся думать только об этом, это наша самая главная задача, будет такое счастье для всех — и для команды, и для болельщиков, для тренеров. Сейчас пытаемся все силы на это отдать.

— Это не давит? Вот ты осенью пришел, впереди было полсезона, и сейчас — есть разница по ощущениям?

— Ну, осенью, когда я только пришел, начали выигрывать наконец-то, было классно. Потом, когда стали выдавать победы сериями и поняли, что можем уже побороться за плей-офф, многие парни говорили, и я с ними согласен, что для нас плей-офф уже начался. Каждая игра важна, не важно, с кем. Потому что подниматься снизу таблицы намного тяжелее, чем просто удерживаться в зоне плей-офф.

Ольга Тарасова специально для ВХЛ