22 Фев

ЗРЛ

4:1

(1:1 1:0 2:0)

ЗВД

МЛТ

1:4

(0:0 0:2 1:2)

СКЛ

ЮГР

0:2

(0:1 0:0 0:1)

ТАМ

НЕВ

3:2 ОТ

(0:1 0:0 2:1 1:0)

ЮУР

23 Фев

ХИМ

3:1

(1:0 1:1 1:0)

БУР

РУБ

2:3

(0:0 1:1 1:2)

НРК

ЗРЛ

1:5

(0:2 1:1 0:2)

ЗВД

ЮГР

3:4

(2:2 1:1 0:1)

ТАМ

МЛТ

8:0

(3:0 3:0 2:0)

СКЛ

АКМ

6:2

(1:2 4:0 1:0)

ТРС

ДСП

4:5 ОТ

(2:0 2:2 0:2 0:1)

НФТ

НЕВ

3:5

(1:2 0:1 2:2)

ЮУР

24 Фев

ХИМ

:

БУР

О матче

РУБ

:

НРК

О матче

АКМ

:

ТРС

О матче

ДСП

:

НФТ

О матче

26 Фев

СКЛ

:

МЛТ

О матче

ЮУР

:

НЕВ

О матче

ЗВД

:

ЗРЛ

О матче

ТАМ

:

ЮГР

О матче

27 Фев

НРК

:

РУБ

О матче

СКЛ

:

МЛТ

О матче

ЮУР

:

НЕВ

О матче

ТРС

:

АКМ

О матче

ЗВД

:

ЗРЛ

О матче

НФТ

:

ДСП

О матче

ТАМ

:

ЮГР

О матче

БУР

:

ХИМ

О матче

28 Фев

НРК

:

РУБ

О матче

ТРС

:

АКМ

О матче

НФТ

:

ДСП

О матче

БУР

:

ХИМ

О матче

Алексей Цыплаков: поедем на выезд за победами, выбора нет

Нападающий Алексей Цыплаков перешёл в «Ростов» по ходу регулярного чемпионата 2023/2024, начав сезон в «Хумо». Новичок красно-белых — воспитанник питерского СКА, сын бывшего арбитра и действующего инспектора Континентальной хоккейной лиги Юрия Цыплакова. На домашней серии 22-24 ноября из-за нехватки защитников Алексею пришлось сменить амплуа. В интервью он рассказал о новой роли, периоде нахождения отца в реанимации после травмы на матче, рекордной победной серии в «СКА-1946» и переживаниях насчёт 20 поражений «кондоров».

X6Y3g5a50nU.jpg

— Ты перешёл в «Ростов» уже в регулярке. Как договорился о контракте?

— Играл в чемпионате Казахстана за команду «Хумо», она базировалась в Узбекистане, в Ташкенте. Прекрасный город и страна, условия в клубе были шикарные. В сезоне 2022/2023 мы играли в финале, мне предложили остаться. Провёл два турнира на предсезонке: один в Гродно, а другой — Кубок Казахстана, проводился в двух городах. По окончании матчей команда приехала в Ташкент, и со мной решили расстаться. Я вернулся в Россию, появился вариант с «Ростовом» — принял предложение.

— Когда ты приехал, команда находилась на выезде. Чем занимался?

— Я подписал контракт 11 сентября. Думал, присоединюсь уже по ходу поездки, но были проблемы с трансфером. Из-за этого ещё и один домашний матч пропустил, только потом начал играть.

— Что вы делали с Калмыковым в Турции в 2019 году?

— Мы знакомы по системе СКА, играли в одной команде в молодёжке — «СКА-1946». У нас была своя компания. Где-то за пару месяцев до окончания сезона купили путёвки в Турцию — так и оказались вместе.

— Тренеры знали, что вас можно соединить?

— Да, если запомнили. Когда приехал, у меня был разговор с главным тренером — он спросил о моих качествах, кого знаю в клубе. Так получилось, что сделали тройку — я, Калмык и Сокол [Соколов], и как-то пошло-поехало: забили в одной игре, в другой... Если не ошибаюсь, четыре матча подряд забивали звеном, но травмы немного подкосили.

— Вам комфортно играть?

— Мы и в жизни близко общаемся втроём, проводим много времени вместе. У меня была микротравма — может, наступил небольшой спад, и вот, сейчас у Сокола проблема с рукой. Главное — здоровья ему, чтобы побыстрее вернулся в строй. Может быть, вернут нашу тройку, если тренерский штаб решит.

— 23 марта 2007 года твой отец судил матч КХЛ и чудом выжил после травмы с кровотечением от разрыва грудной артерии. Помнишь тот день?

— Конечно, помню... Даже так: не особо хочется вспоминать, такой трудный этап был у нас в семье. Мне тогда только исполнилось шесть лет, должен был идти в первый класс. Когда был маленький, смотрел все игры, где судил отец. Немного момент в голове плывёт, но примерно помню, как это всё происходило.

Один игрок, не буду называть фамилию, нанёс папе травму — у меня сразу слёзы, бегу на кухню к маме. Он, если не ошибаюсь, как-то досудил второй период, потом конкретно стало плохо. Отца спас врач команды «Локомотив» по фамилии Зимин, который разбился в авиакатастрофе 7 сентября 2011 года — царствие ему небесное. Сказал отцу, что он не сможет закончить матч, и его повезли в больницу. Там сделали операцию. Он долго был в Ярославле, тем же вечером мама уехала туда, а я — не помню, сколько, в месяцах потерялся — жил с дедушкой и бабушкой. Слава Богу, папа оправился, ему помогли близкие друзья, знакомые — он встал на ноги и продолжил работу главным судьёй в Континентальной хоккейной лиге.

— Что бы сказал погибшему врачу, будь он жив?

— Я ему очень благодарен, он спас жизнь... Я люблю своего отца. Он поставил меня на ноги в хоккее. Было трудное время после этой травмы, но он никогда не отказывал мне в покупке формы, одежды, делал всё лучшее для меня. Я постараюсь, чтобы у него в жизни всё было хорошо.

— Мама не хотела забрать тебя из секции?

— Да нет, это же мужской вид спорта. Отец всю жизнь отдал хоккею — с детства и до сих пор. Сначала он был игроком, потом появилась возможность стать судьёй, и после того, как завершил карьеру арбитра, инспектирует хоккейные матчи. Вся его жизнь связана с хоккеем, и у меня особо не было выбора: у нас хоккейная семья.

— Интересно было бы поиграть под судейством отца?

— В детстве помню матчи по СДЮШОР, когда совсем маленький был — лет 8-10. Тренеры, которые знали моего отца, если в обеих командах хорошо относились, разрешали судить. Но сын главного арбитра на профессиональном уровне — МХЛ, ВХЛ, КХЛ... Такого не допустят. Он даже официально не мог судить матчи питерского СКА, потому что сам родом из Санкт-Петербурга. Если я играю в «Ростове», теперь не может инспектировать игры с участием этой команды — такие правила.

— Это отслеживают?

— Конечно, у них же тоже своя делегация судей, инспекторов. Отец сразу поставил начальство в известность, что я перешёл в «Ростов».

Ezm_XD9Puck.jpg

— Он приходил на матчи в Петербурге?

— Был на первой игре с «Динамо», а на второй не смог присутствовать как раз из-за работы — была только мама. Бабушка тоже на вторую не смогла: небольшие проблемы со здоровьем, уже не осилила.

— С какими чувствами приехал в Питер сам?

— Приятно — мой родной город, всегда рад вернуться. Провёл большую часть жизни там, отдал большую часть карьеры питерскому СКА. Я люблю свой город, хоть многие говорят: дожди, пасмурная погода, сыро...

— Правда, что это невыносимо?

— Я привык. Зависит от человека, даже если сравнивать с Москвой. У меня девушка, допустим, первое время плохо отзывалась о Питере, не могла там долго находиться, а спустя время полюбила этот город. Даже местами рвётся туда, потому что ей нравится. Для многих Питер — чисто на выходных съездить на пару дней, люди там не могут жить, а я так же — в Москве. У меня она восторга не вызывает. Всё зависит от того, по душе тебе город или нет.

— В своё время вы с бывшим «кондором» Александром Гординым были первым и вторым бомбардирами «СКА-1946»...

— Это был сезон, когда он ещё мог играть в молодёжке по дате рождения, а я уже нет. Я тогда был в «СКА-Неве», но тренер сказал, что я пока не готов играть. В ноябре пошла череда обменов — я уехал в тольяттинскую «Ладу», а Гордин — в систему «Сочи», откуда его отправили в «Ростов». Мы близкие друзья, очень хорошо общаемся, часто созваниваемся. Когда появился вариант продолжить карьеру здесь, расспрашивал его о нюансах.

— Каких высот добились с «сорок шестыми»?

— Это был ковидный сезон, мы поставили рекорд — 22 победы подряд. Причём была крайняя игра перед этим на Сахалине: мы проигрывали 0:2 после второго периода, но победили 3:2. Немного давило, что можем поставить рекорд. Мой победный гол вышел курьёзным, ребята даже смеялись, что у меня какая-то ерунда залетает, а у других — нет.

У нас была шикарная команда, каждая линия: атаки, обороны — суперские. Вратарская — один в Америке сейчас играет, другой — в КХЛ. Одна из лучших команд в моей карьере.

— У «Молота» была серия из 17 побед. Это обеспечивает моральный подъём?

— Конечно, когда ты выигрываешь, всегда только положительные эмоции — можно сказать, ходишь с поднятой головой. Победы даются тяжело, я уверен, но ты всегда на позитиве. А вот эти поражения — они давят. Бывает, нет эмоций, тяжело их найти, перебороть себя...

— Это ты о «Ростове»?

— Ну, да. Сколько там у нас уже, 20? Разговаривал с друзьями из других команд — все говорят, что мы отлично играем, есть хорошие пятёрки, много опасных моментов создаём, но чего-то не хватает. Будем работать над этим и стараться радовать своих болельщиков, потому что пока стыдно перед ними.

— В домашней серии тебя перевели в защиту. Как ощущения?

— Необычно. Так получилось, что у нас за один день сломались два защитника: у одного перелом лодыжки, у другого — нос, лежал в больнице. Ребятам тоже здоровья, поскорее вернуться в строй. В день игры с «Норильском» меня вызвал к себе главный тренер, спросил, играл ли я когда-нибудь в защите; если нет, то готов или нет. Я сказал, что готов, провёл два матча. В принципе, мне понравилось: я же центральный, в любом случае возвращаюсь. Первый матч провёл больше как оборонительный защитник, старался не подключаться, чтобы соперник не убежал в контратаку. Второй — уже немного в роли атакующего, где-то мог помочь.

QBSNK0lGV2o.jpg

— И сработало!

— Да, я поддержал атаку, нашёл партнёра, и он на пустые отдал на гол.

— Была ли специальная подготовка?

— Да не сказал бы. В конце тренировки нападающие выполняют свои индивидуальные упражнения, защитники — свои. Примерно помню, кто что делал в разных клубах — для себя мог спиной побольше покататься, побросать от синей линии.

— Тебя переставили под предлогом, что отдаёшь много передач?

— Не думаю, что у тренера была такая цель. Просто я центральный, и только из-за этого, скорее всего, решили попробовать.

— Почему пока не получается забить?

— Не знаю: то штанга, то в Норильске бросаю — шайба сходит... Ладно хоть Калмыков забивает (смеётся). Не идёт, надо это перебороть — какой-то рабочий гол забить, где-то закопать, с мясом, чтобы в меня попало и отскочило. Через работу, надеюсь, всё придёт.

— Есть много способов, как прервать голевую засуху. Веришь в приметы?

— У меня как таковых суеверий нет. Единственное — начинаю одеваться с левой стороны и с детства выхожу на лёд с левой ноги, папа мне подсказал. Знаю, кто-то ест один и тот же обед, кто-то встаёт в одно время, с определённой ноги...

— Между домашней и выездной серией недельная пауза. Это пойдёт на пользу?

— Думаю, да, восстановимся, кто-то залечит болячки. Хорошо подготовимся, потренируемся и поедем на выезд только за победами — у нас другого выбора нет.

— Тренер сказал, что вы будете усиливаться свободными игроками. Что можешь сказать об их мотивации как человек, который сам оказался в команде в сентябре?

— Все едут в клуб биться за место в составе, все хотят побеждать и играют на будущее, чтобы на них обратили внимание в топовых клубах. Да, мы проигрываем, но, надеюсь, переломим этот момент, и всё пойдёт в гору.

Пресс-служба ХК «Ростов»