Евгений Ярославлев: в паузах на рекламу говорим о девчонках

Вратарь «Зауралья» Евгений Ярославлев в большом интервью пресс-службе ВХЛ рассказал, чем хоккеисты занимаются в паузах во время матчей, почему важно не уступать свой игровой номер и как лучше восстанавливаться в свободное время.

201018_01.jpg

- Женя, для начала расскажи, как состоялся переход в «Зауралье». Ты подписал контракт сразу, как только открылось трансферное окно в начале мая.

- Когда поступило предложение от «Зауралья», я долго не думал, сразу согласился. Команда постоянно выходит в плей-офф, последние два года играла в полуфиналах. Задачи серьезные, игровая тактика, система, которой команда следует – мне все это подходит, поэтому я сразу подписал контракт.

- Была возможность остаться в «Нефтянике»?

- Нет, «Нефтяник» остаться не предлагал. Мне сказали, что я там больше не нужен.

- До сих пор ты играл только дома, в Татарстане (Женя родился в Казани, играл в системах местного «Ак Барса» и альметьевского «Нефтяника» - прим.), непросто было решиться на отъезд?

- Честно говоря, да, переезд дался тяжеловато, все-таки я уехал далеко от дома, на Урал. Но ничего, перемены – они к лучшему. Главное – играть, получать какой-то опыт и расти.


- Говорят, в татарстанских клубах все на высшем уровне организовано – и база, и тренировки, и персонал, который делает за тебя все, как в НХЛ. Это действительно так?

- Да, там действительно очень многое делается для хоккеистов. У игроков там основная задача – играть и показывать результат. Во всем остальном там думают за тебя, вообще никогда проблем нет.

- Комфортно в Кургане после такой «теплицы»? Наверняка чего-то недостает в плане комфорта.

- Нет, не могу сказать, что чего-то не хватает, здесь тоже создаются все условия, есть все, чтобы играть. Точно так же, наша задача – играть и показывать результат. А если есть какие-то вопросы в плане быта, они здесь решаются, всегда можно подойти к администрации и задать тот или иной вопрос.

- То есть, к примеру, когда надо снять квартиру – вы не сами этим занимаетесь.

- Вот как раз с квартирой я предпочитаю все решать сам. Для себя же снимаю, для себя выбираю, никому не могу доверить такое дело. Для меня квартира – это свой дом, свой уголок, человек должен сам ее выбирать, это лично мое мнение.

- По татарской кухне не скучаешь?

-  Да нет, я «треугольников» этих наелся уже за последние двадцать четыре года (рассмеялся). Мне даже как-то на пользу идет - сменить вид кухни на некоторое время. Зато потом, когда домой приеду, еще вкуснее покажется все это местное.

- «Зауралье» путешествует рейсовыми самолетами, поездки получаются долгими, чем занимаешь себя? 

- Я смотрю фильмы, музыку слушаю, в игрушки играю, книжки читаю. Книжки редко читаю, если честно, потому что до них руки доходят в последнюю очередь... А так, у нас хороший коллектив, общаемся, нам интересно всем вместе, так и проходит полет.

201018_02.jpg

- Какие фильмы предпочитаешь?

- Разные. Выбираю те, у которых рейтинг популярности повыше.

- В «Зауралье» ты самый старший и опытный из вратарей, другие обращаются за советом?

- По поводу старшего я согласен, но насчет самого опытного - вряд ли. Я бы не сказал, что я какой-то опытный. В том же Альметьевске в том сезоне я не так много игр сыграл. Поэтому… Где-то, конечно, я могу подсказать, но никак не с позиции опытного человека. Опытный, я думаю, это тот, которому лет тридцать, и который действительно уже поиграл. Я же еще только начинаю более-менее входить в колею.

- Ты во время игры больше «в себя уходишь», или на одной волне с защитниками и нападающими?

- И в себя ухожу, и на одной волне с командой. В каждой игре по-разному происходит.

- А с партнерами разговариваешь во время игры?

- Естественно, да, мы все друг другу что-то подсказываем, без диалога никуда.

- Можешь накричать на защитников, если совсем дела плохи?

- Нет, такое редко бывает. Я мировой человек!

- Часто можно увидеть, как в рекламных паузах вратарь подъезжает ко второму вратарю, и они о чем-то болтают. Если не секрет, о чем разговор идет, об игре?

- Нет, не об игре. О девчонках говорим (смеется).

-  Серьезно?

- Об игре как можно меньше стараешься говорить! Пожалуйста, вот у тебя есть шестьдесят минут чистого времени, выходи и играй. А пауза – это возможность перевести дух для меня.

201018_04.jpg

- А еще многие вратари нюхают нашатырь в таких паузах, это зачем?

- Да, я тоже из их числа. Даже не знаю… Бодрит, наверно, поэтому и нюхаю.

- В игре, когда тащишь по 40 бросков, еще и требуется дополнительно взбодриться?

- Ну да, наоборот, в тяжелой игре нужно еще больше сил, чтобы и на 60 бросков хватило тебя. Понюхаешь нашатырь – и вроде бензинчика прибавляется.

- На льду хоккеисты обращаются друг к другу короткими прозвищами, какое у тебя?

- Ярик, меня так с самого детства называют. Фамилия потому что Ярославлев, а сокращенно Ярик. Так и пошло, я иногда даже забываю, что меня Женя зовут.

- Скажи, а команда замечает девушек на трибунах, обсуждаете между собой?

- Конечно, я думаю, это в каждой команде есть (смеется). Чаще такое, конечно, у игроков, у вратарей нет времени на трибуны смотреть, разве что, если сидишь на скамейке запасных. А игроки приходят после сменки, раз, наверх посмотрят, взгляд кинут, замечают.

- А вот насчет модной тенденции отращивать бороду – комментируете, отмечаете этот момент друг у друга?

- Да, даже была недавно такая ситуация. У нас есть вратарь, Ваня Старостин…

- Видела фото – вот с такой бородой.

- Так он в Питере решил сменить масть, побрился, стал без бороды, но оставил себе усы (смеется). Но потом он решил, что усы ему не идут, и усы тоже сбрил. По новой, сказал, будет отращивать. Вот, только насчет него могу вспомнить, а больше, вроде, никто у нас бороду не отращивает.

- Для тебя принципиально играть именно под 94 номером? В профиле на ВХЛ указано, что однажды ты его поменял на 50-й.

- Нет, я не менял специально на 50-й, просто у меня тогда выбора не было, я переехал в Альметьевск по ходу сезона, пришлось взять, какой был. А вообще-то да, я давно уже решил выступать под 94-м, это мой год рождения, так и придерживаюсь его. Надо всегда во всем гнуть свою линию.

201018_03.jpg

- Если ты придешь в команду, а там уже кто-то играет под 94-м, что будешь делать?

- Ну, у нас будет внештатный конфликт, так скажем.

- А потом монетку будете кидать?

- А потом мы культурно поговорим! Если честно, я не знаю, что ответить, не сталкивался с такой ситуацией. В этом году пришел в Курган и сразу сказал, что возьму 94 номер – никто не возражал.

- Знаю одного вратаря, который на даче своими руками собирал мотоцикл из какого-то хлама. И нападающего, который играет на пианино. А у тебя есть другие таланты, кроме хоккея?

- У меня тоже есть мотоцикл в деревне! Такой, тоже, олдскульный старый мотоцикл. Уже, наверно, года три собираюсь им заняться, отремонтировать, но все никак руки не доходят. Надо, наверно, к тому вратарю обратиться с просьбой о помощи…

- Как вообще ты отдыхаешь от хоккея летом и в выходные?

- В выходные стараюсь первым делом выспаться, как следует. Выспаться, отдохнуть, плотно покушать, потом сходить на восстановительные мероприятия на базе. А летом нужно обязательно съездить на море. Наверно, всем хоккеистам хочется так отдохнуть. Все-таки у нас отпуск один раз в год, и есть только один месяц, когда мы можем позволить себе отдохнуть, а потом уже надо возвращаться к работе, готовиться к следующему сезону.

- У тебя в Инстаграме есть фотографии с рыбалки. Увлекаешься?

- Да, рыбалка – это вообще здорово. Я в Казани, когда отдыхаю, всегда стараюсь выбраться на рыбалку. У меня есть друзья, которые увлекаются, и папа тоже. В этом году с моим хорошим другом из Казани ездили, пытались сома поймать руками, но что-то не получилось у нас (смеется).


- А что, кому-то такое удается?

- Ну да, есть такой вид рыбалки – я не помню, как это называется. Прямо достают сома руками.

- Все рыбаки взвешивают свою рыбу. Какая у тебя была самая большая?

- А я не взвешиваю никогда, так что даже не могу сказать. Разве что, на ощупь… По ощущениям было, может, килограмма четыре, наверно, но не больше. Сильно больших не было.

- Тренеры жестко следят за дисциплиной вне льда? Чтобы вы не пили, не тусовались ночами и так далее.

- Ну, естественно, дисциплина – это очень важно. Даже когда выходной, надо его проводить правильно. Без дисциплины никуда, без нее результата никогда не достичь, она лежит в основе побед.

- Некоторые даже на Новый год боятся выложить фотографию с бокалом, а ты спокойно это делаешь.

- Так с одним же бокалом, ничего страшного. Сам бог велел выпить бокал шампанского на Новый год, все мы люди.

- Ты долго переживаешь после каких-то грубых ошибок, проигранного матча?

- Да, я довольно близко к сердцу воспринимаю, наверно, это мой небольшой минус. Но с возрастом это проходит, я более-менее начал отпускать свои ошибки. Сейчас стараюсь как-то до полуночи пострадать (улыбается), а потом уже новый день, новая игра, новые задачи, и я уже не думаю об этом. Конечно, мои ошибки давят на меня. Я же последний, кто может исправить чью-то ошибку, а мою ошибку уже никто не исправит.

- Какая музыка играет в раздевалке «Зауралья», и кто отвечает за ее выбор?

- За музыку у нас отвечает Илья Авраменко. Я так понимаю, ставит на свой вкус, но всех устраивает. Это в основном рок, рэп и так далее. У нас нет «дискотеки 90-х» перед игрой.

- А ты сам перед игрой уходишь в себя или общаешься с командой? Один вратарь рассказывал, что он весь день ходит в наушниках и ни с кем не разговаривает.

- Я тоже слушаю свою музыку, но не ухожу в себя, разговариваю со всеми, у меня нет такого, чтобы замыкаться в себе и не общаться. Если так готовиться – есть риск, что еще до игры перегоришь.

Пресс-служба ВХЛ
13:18 10/20/2018

ЛЕНТА