Владимир Коротков: одни люди сами все понимают, другие – не поймут никогда

Выступая в сезоне 2010-2011 годов в чемпионате ВХЛ за тверское «Динамо», нападающий «Рубина» Владимир Коротков забросил тринадцать шайб, присовокупив к ним двадцать восемь голевых передач. Очень даже неплохо для «несчастливого» числа.  Через два сезона, играя за «Динамо» из Балашихи, Владимир тринадцать раз ассистировал партнерам в «регулярке». Впоследствии, было дело, забросил ровно такое же количество шайб. Ну, ладно, хватит о цифрах. Тем более, что семьдесят первый номер «Рубина», быстрый и цепкий нападающий Владимир Коротков, судя по всему, ни в мистику, ни в какие-то ни было приметы, не верит.  

В хоккейных информационных источниках его местом рождения значится подмосковный поселок Горки-2. С этой темы и начался наш разговор. 

061218_01.jpg

- Он находится на рублево-успенском шоссе и сейчас это непростое место. А в моем детстве Горки-2 были обычным поселком. Он и сейчас там есть, просто все вокруг поменялось, - рассказал Владимир. 

- Жизнь там бьет ключом… 

- Да, у людей все нормально.  

- В детстве вы занимались хоккеем в школе «Радуга». Расскажите о ней. 

- Она находится в Солнцево. Команды ведущих школ, например, ЦСКА и «Динамо», играют на первенство Москвы в первой группе, а второй эшелон составляют воспитанники районных школ. Таких, как «Радуга». Кстати, сейчас ее команды называются «Ястребы».   

- Наверное, в детстве вы жили неподалеку? 

- Нет, приходилось ездить. Начинал я в «Крыльях Советов». Наверное, лет до восьми там тренировался. Перешел в «Радугу», чтобы больше играть. Там работали тренеры, которые меня знали. В общем-то они и позвали. Я получал удовольствие от хоккея.  

- Наверное, к тому моменту был сделан окончательный выбор в пользу этого вида спорта? 

- В «Крыльях Советов» я видел на льду таких мастеров, как Гоголев, Королюк, Савченко, Агарков… Они играли шикарно и, конечно, хотелось брать с этих хоккеистов пример.  

- Потом вы ведь сами выступали за «Крылья»? 

- Да, вернулся, когда мне было четырнадцать. Точно знал, что хочу развиваться именно, как хоккеист. Еще был вариант с «Витязем», но в итоге решил пойти в «Крылья». Лет в шестнадцать меня начали подключать к матчам второй команды, следующий сезон я провел в ней уже полностью.  Соответственно, с восемнадцати выступал за команду мастеров. При этом на сборы основного состава «Крыльев Советов» меня стали подключать, когда мне было еще семнадцать.  В следующем сезоне уже постоянно играл в главной команде. Мы дошли до финала плей-офф, где уступили «Югре».  

- Потом вы оказались в тверском «Динамо». Почему сменили клуб? 

- Пригласил тренер, который знал мои игровые возможности. Как раз после Молодежной хоккейной лиги я оказался свободным и нужно было определяться с командой. Варианты были разные, но выбрал «Динамо».  

- Как получилось, что в тверском клубе вы играли под тринадцатым номером? 

- У меня и на юношеском уровне такой номер был. На второй сезон решил взять себе семьдесят первый. Это ничего не значит, просто нравится сочетания цифр.  

- А «13» в свое время почему выбрали? 

- Когда вернулся в «Крылья», там было два свободных номера – тринадцатый и двадцать четвертый. В команду мы пришли вместе с товарищем.  Он выбрал второй вариант, а для меня это было совершенно непринципиально. Хоть завтра могу начать играть под тринадцатым номером, никаких проблем. 

- Когда переходили в систему «Динамо», наверняка были мысли о КХЛ… 

- Они вообще у меня были, безотносительно какой-либо команды. Всегда ведь стремишься к лучшему.  

- На взгляд со стороны, вы человек очень серьезный и сосредоточенный. Возможно, даже суровый. 

- Я обычный человек. Могу хоть на ушах стоять. А когда выходишь из раздевалки, ведешь себя, как все люди. У меня спокойно на душе, все хорошо. Не прыгать же мне по трибунам, чтобы окружающие знали, как я могу веселиться и чему-то радоваться. Кому надо, тот об этом и так знает.  

- Видимо, внутреннее спокойствие помогает вам не разбрасываться по мелочам, концентрироваться на главном. 

- Спокойствие – это совокупность многих факторов. Когда у меня все хорошо дома, на льду, в раздевалке, тогда на душе спокойно. Но могут быть и другие эмоции. Это тоже нормально. 

- Есть взаимосвязь между тем, что у хоккеиста происходит в жизни и его игрой? 

- Все от человека зависит. На кого-то надо накричать, кому-то лучше вообще ничего не говорить. Одни сами все понимают, другие – не поймут никогда.  

- Ваш сын занимается хоккеем. Это получилось естественным образом? 

- Абсолютно. Дед, мой папа, подарил ребенку клюшку в полтора годика, и он с ней везде «гонял». Потом появилась другая клюшка, купили настольный хоккей. Сын до сих пор играет хоккеистиками, сам придумывает команды, ему это интересно.  

- Можно сказать, что жизнь отца служит ребенку примером. 

- Он бывает в раздевалке команды, видит хоккейную жизнь изнутри. Захочет – будет играть.  

- Вы несете за кого-нибудь ответственность? 

- Безусловно. Я уверен, что моему сыну никогда никто не скажет плохого про мои жизненные принципы. Конечно, кому-то я чем-то могу не нравится, но это меня не волнует. Сколько людей, столько и мнений… 

Пресс-служба ВХЛ
20:47 12/06/2018

ЛЕНТА

15.12.2018, суббота