Александр Шин: уже жду встречу с Рымаревым, друг против друга еще не играли

Многолетний лидер усть-каменогорского «Торпедо» Александр Шин — о прошедшем сезоне, связке с Евгением Рымаревым и секрете своей результативности.

photo_2020-07-06_18-31-59.jpg

— Минувший сезон был достаточно ярким для «Торпедо». Перед его началом в команду вернулся Алексей Ждахин. Были рады возвращению уже почти родного тренера?

— Да, конечно. Мы с Алексеем Геннадиевичем уже работали вместе, поэтому трудностей никаких не было, все было просто и понятно — его требования были мне знакомы.

— Было ощущение, что в этом сезоне команда сможет повторить успех трехлетней давности?


— Честно, в этом году была другая команда. Тот состав был более взрослым что ли, а эта команда помоложе. Но ребята все способные, был очень хороший подбор. Хотелось, конечно, чтобы был еще лучше результат — выиграть, в финал попасть. Но получилось, что столкнулись с проблемами, травмами — у Перевозчикова повреждение было, например. Тяжко было. Но «Звезда» — очень сильная команда, не зря же они регулярку выиграли. Мы бились как могли.

— В начале сезона «Торпедо» чередовало победы с поражениями, затяжных серий не было аж до ноября-декабря. В чем была причина «американских горок» в результатах?

— Мне кажется, ребята притирались друг к другу, привыкали — некоторые из них первый раз работали со Ждахиным, требования для них были новые. Шаталось-шаталось, а уже к концовке более-менее выровняли, просто поздно разогнались. Ждахин — очень требовательный тренер, нужны дисциплина и самоотдача.

— В ноябре-декабре «Торпедо» ждал спад, долгожданная победная серия пришла только перед самым Новым годом. Было опасение, что из-за отдыха у команды пропадет кураж?

— В принципе, нет. Много работали в этой паузе, у нас были серьезные тренировки — с баллонами бегали, упражнений со штангой очень много было. Мы еще с ребятами поговорили, обсудили, что тренер — тренером, но и самим играть тоже нужно. Ребята это поняли, и мы на концовку мобилизовались, попали в плей-офф.

— Дмитрий Молодцов отмечал, что тренерский штаб ввел изменения в тренировочный процесс перед Новым годом, что сказалось на результатах в последние месяцы чемпионата. Не было ощущения, что команде нужны были изменения еще раньше? Или большую роль в последующих результатах сыграл тот разговор с командой?

— Всю осень был очень плотный график, игры через день: дома только проводим матч и сразу улетаем — у нас не было времени на большое количество занятий, на бег с баллонами и прочее. А вот когда пришла пауза, уже все спокойно поговорили, поработали хорошо. Знали, что в плей-офф всяко нужно заходить — в том году мы пролетели мимо, в этом уже были обязаны, иначе люди в Усть-Каменогорске нас разорвали бы (улыбается).

— К январским матчам с «Металлургом» команда как-то настраивалась по-особенному, как к главному конкуренту за место в плей-офф? Или игры с «Кузней» воспринимались, как и остальные?

— Понимали, что это ответственные игры для нас, но подходили к ним так же, как и к каждому матчу — серьезно. «Металлург» — это тот соперник, с которым нам удобно играть, они больше в пас играют. С ними приятнее играть, чем с молодыми командами, которые бегают быстрее, чем мы. Поэтому все удачно сложилось, еще и зрители помогали — дворец полный был. Хорошая была атмосфера.

— Что происходило в матчах со «Звездой»? Не хватало мастеровитости, удачи?

— Не хватало фарта. «Звезда» всегда играла хорошо первый период, потом мы ее успокаивали и начинали показывать свою игру — второй-третий периоды уже были нашими. Тренеры нас предупреждали, но в первом периоде все равно пропускали 2-3 шайбы — потом отыгрывались, догоняли. Дальше овертайм — там уже кто сильней.

— А что произошло в пятой игре, когда вы весь матч вели в счете и только на 50-х минутах пропустили две роковые шайбы?

— Эти два гола — глупые. Они сравняли, кураж поймали, а мы наоборот — немного эмоционально просели. Это и привело к третьему голу.

— Интересный момент: на прошлой предсезонке в команде оказалось всего пять человек из предыдущего состава. После вылета из Кубка Петрова этого сезона со многими игроками также были заранее расторгнуты контракты.

— В том году нас осталось пятеро, а по окончании этого сезона нас осталось человек 9-10 — по сути, половина команды. К ребятам притирки не будет, всех знаем, к тренеру — тоже. Время покажет. Встретимся на сборах, все это обсудим. Главное — чтобы был хоккей. Сами уже поговорим, все решим с ребятами, ближе к сезону.

— В новом сезоне мы точно не увидим одну из самых зрелищных связок всей лиги прошлого сезона — Шин-Рымарев. В чем была уникальность вашего дуэта?

— Мы с Женей дружим уже много лет, семьями. Мы просто любим в хоккей играть, в пас — не просто бегать в тупую. Мы всегда легко разговариваем, балдеем, дружим — мне кажется, это передается и на игры.

photo_2020-07-06_18-31-56.jpg

— Как думаете, сможет ли Евгений показывать те же цифры в «Югре»?

— Думаю, получится. Женьке удачи желаю, это его выбор — я его уважаю. Ничего страшного, думаю, еще поиграем вместе.

— Ждете теперь противостояния с ханты-мансийцами?

— Конечно, жду! Первый раз будем играть друг против друга. Думаю, матчу это тоже зрелищности добавит. Если «Югра» к нам приедет, то его нормально встретят — Рымарева любят здесь.

— Вы сказали про первое собрание в начале лета. Как все организовывается в текущих условиях?

— В середине июня еще все решалось. У нас в Усть-Каменогорске с этим все строго, пытаются закрыть город. Главное, чтобы россияне приехали сюда, это самое трудное для них — пересечь границу.

— Как проводили время, пока в мире бушевал коронавирус?

— Первый месяц, когда был самый серьезный отрезок, был с семьей. На дачу ездили, нигде не были — все было закрыто. Сейчас хоть открыли зал — уже второй месяц хожу.

— Кстати о семье. Как Бабушка Шин провела самоизоляцию?

— Все отлично, только тяжело ей дома сидеть — она любит ходить, двигаться. Потом мы ее увезли на дачу вместе с дедом. Там им больше нравится, свежий воздух, природа.

— Как часто в последние годы вас спрашивают о связи между вашей результативностью и появлением бабушки на арене?

— Она раз вбросила шайбу — я два гола забил, в следующий раз она вбросила шайбу — я две передачи отдал. Но в последний раз мы проиграли матч, так что бывает и такое. В принципе связи как таковой нет. Бабушка — это родной человек, хочу, чтобы она приходила на каждый мой матч. Да и ей нравится, она очень давно болеет за команду — прямо ждет, когда хоккей начнется. Если матчей нет, то включает телевизор и смотрит «Барыс» — тоже любит эту команду, очень переживает за них.

— Стоит ли ждать Галину Владимировну на очередном вбрасывании шайбы в новом сезоне?

— Это если руководство разрешит. Они часто ее приглашают, а она говорит: «Да, все, пойду». Думаю, придет без проблем (смеется). Она радуется этому очень.

photo_2020-07-06_18-31-55.jpg

Пресс-служба ВХЛ
13:46 07/07/2020

ЛЕНТА