Сергей Голоднюк: в Казахстане все очень вкусно, но конину я не пробовал

В прошлом сезоне он стал лучшим бомбардиром «Мамонтов Югры» в МХЛ с 52 очками в «регулярке», а в нынешнем покоряет просторы ВХЛ в составе «Сарыарки». В большом интервью пресс-службе лиги Сергей Голоднюк, признанный лучшим новичком ВХЛ по итогам третьей игровой недели, рассказал о переходе в стан действующего чемпиона, атмосфере в команде и об отношениях в хоккейной семье.

QP5Y-eeYpC0текст.jpg

- Сереж, для тебя что-то значит звание лучшего новичка недели?

- Не обращаю на это особого внимания. Ребята поздравили, конечно, но та неделя в прошлом, нужно продолжать работать, идем дальше.

- Расскажи, как ты оказался в «Сарыарке»? Еще в августе ты проходил предсезонные сборы с «Югрой»…

- Как сказать… У «Югры» в этом сезоне собрался мастеровитый, достаточно хороший состав. И я сам для себя начал понимать, что редко буду попадать в состав, если честно. Хоть как работай – все равно другие игроки взрослее, мастеровитее. Я обговорил этот момент с агентом, рассказал, что готов на обмен. Только сказал, и буквально в тот же день вечером мне позвонили – так и так, тебя обменяли в другой клуб. Уже на следующий день мне взяли билет, я собрал вещички и полетел в Караганду.

- Не удивился, что пригласили в такой крутой клуб?

- Честно говоря, да, я был удивлен, что попал в такую титулованную команду. Сразу понял, что надо будет очень усердно подходить к делу, все-таки «Сарыарка» - это чемпион, нужно соответствовать статусу и показывать самый свой лучший хоккей. И сейчас это ощущается – каждая команда, выходя против нас, настраивается очень сильно. То есть, соперники настроены не на то, какой у нас там состав на данный момент, а именно на команду «Сарыарка», на «вывеску», название. Злые выходят против нас, особенно те, кого «Сарыарка» прошла в плей-офф. Тот же «Рубин» - когда играли матч открытия сезона, было видно, что они очень хотели взять реванш за финал.

- Болельщики «Югры» расстроились, что ты уехал. Передай им привет.

- Конечно, я передаю большой привет сектору «Д», они все в моем сердце! Их поддержка дала мне очень многое, большой толчок, так скажем. Они реально гонят к победе, и для меня они всегда останутся лучшими, потому что это мои первые такие самые преданные болельщики, после моих родителей.

- В городе чувствуется, что «Сарыарка» - действующий чемпион? Баннеры висят какие-нибудь?

- Ну, я такого не заметил, у меня и не было пока возможности выбраться погулять по городу. А вот в раздевалке – да, висят напоминания, что-то вроде «люди смогли, и вы ничем не хуже», что главное – работать, и тогда все получится. Такие вот нужные слова написаны. Но такого, чтобы именно «мы чемпионы», не замечал.

d7v7vmR4wvc-текст.jpg

«В «Сарыарке» сразу понял, что места в конце автобуса мне долго не видать»

- Не удалось найти в хоккейных справочниках, откуда ты родом…

- Я родился в Омске. Но свою карьеру начал в Ханты-Мансийске, живу там с 2008 года, с 10 лет, получается.

- Переехал ради хоккея?

- Нет, просто так получилось, семейные планы были перебраться в другой город.

- Значит, ты хорошо знаком с сибирскими морозами.

- Конечно. Хотя, честно говоря, в Караганде тоже уже ощутил мороз, думаю, здесь даже холоднее, чем дома. Даже не думал, что здесь такая холодина, прямо «уф».

- Для тебя «холодно» – это сколько градусов?

- Не то, чтобы дело именно в градусах. В Хантах могло быть минус 40, но по ощущениям теплее, чем минус 20 где-то в другом месте. Просто организмом чувствуешь – холод, ветер, неприятно.

- Чем вы занимались в Хантах в минус 40?

- По домам сидели, конечно, грели друг друга (улыбнулся).

- Ты в Караганду один переехал, без родителей, без девушки?

- Один. С родителями обговаривали, что они постараются приезжать на мои игры где-то поближе к Хантам, в ту же Тюмень, например. Дали слово, что приедут. И на домашние игры в Караганду тоже хотят приехать. У нас родня в Омске, это не очень далеко от Казахстана, вот, родители поедут навестить их и ко мне заскочат тоже.

0ElUqW0uvDIтекст.jpg

- Команда живет на базе?

- Да. Тем, кто с семьями, предоставляют квартиры, а я пока на базе живу. Все устраивает в этом плане, все шикарно здесь.

- Как тебе казахская кухня?

- Вкусно! Я и раньше ее одобрял, даже когда в Хантах жил, сейчас тем более. В любое заведение приходишь, открываешь меню – и все нравится, любое блюдо берешь спокойно. Названия блюд даже не скажу сейчас никакие… Еще не выучил, но мне все нравится.

- И конина тоже?

- Ой, нет. Я даже не пробовал, хотя у нас в семье бабушка, дедушки готовят конину, на столе можно это увидеть, но я и тогда не кушал, и сейчас.

- По этическим соображениям?

- Ха, ну да.

- Ты взял в «Сарыарке» 17-й номер – не смущают ассоциации с Валерием Харламовым?

- Немного смущают, конечно, ассоциации, иногда мне говорят об этом… Когда приехал, меня спросили, какой номер хочу. Раньше я под 71-м играл, хотел его взять, но он оказался занят – постарше игрок его выбрал, Серега Кузнецов. Я спросил, какие еще номера есть, озвучили – 17 свободен – и я подумал, ну ладно, просто циферки местами поменяются. Любой другой номер мог взять, просто как-то 17-й попался, и я сказал – давайте его. Но, конечно, если будет возможность вернуть свой 71 – я сразу же его возьму.

uWy1rJuqKJQтекст.jpg

- А с чем связан 71-й?

- У меня раньше кумир был – Евгений Малкин. Он играет под этим номером, и я решил тоже такой взять. А так, у меня самый первый номер был 11, я его тоже хотел взять в «Сарыарке», но и он оказался занят. Поэтому согласился на 17-й.

- В команде очень жесткая конкуренция, с начала сезона уволили уже целую пачку игроков – это не создает нервозности в раздевалке?

- Нет, ни в коем случае. Идет полноценная работа с составом, и где-то это даже, наоборот, подталкивает улучшать свои результаты. На самом деле, так происходит в любом клубе, это нормальное явление. Если ты показываешь какой-то результат в команде, то зачем с тобой будут прощаться? А если ты не устраиваешь, скажем так, систему игры клуба в каких-то моментах… Не просто же так прощаются с человеком и ищут ему замену, правильно? Такие дела…

- Ты пришел в статусе молодого парня, заставляют шайбы собирать?

- (улыбнулся) Ну, конечно. Когда пришел, с самого начала партнеры дали понять, что, к примеру, вот на раскатке шайбы в воротах лежат – надо подъехать, собрать и положить их на те места, где будет начало следующего упражнения. Понятно, что если я самый младший по дате рождения, то есть какие-то обязанности такие.

aGkl7orNKQsтекст.jpg

- Когда вы распределяете места в автобусе, ты выбираешь последним?

- Ха, нет, с этим как-то так удачно сложилось – я зашел, было свободное место, сел туда, и так теперь там всегда и сижу. Иногда даже один сижу на два кресла. Мужики где-то даже ворчат по этому поводу.

- Самые козырные места – в конце автобуса, потому что впереди сидят тренеры, да?

- Это да, в молодежке «Югры» я там и сидел, а здесь сразу понял, что мне этого места долго не видать.

«Всегда нужно идти до конца и не бояться»

- В матче с «Ростовом» ты забил свой первый гол в «Вышке», и его не засчитали… Но тут же через пару минут ты забил новый, чистый. Запомнился этот момент?

- Очень. Я как забил – был выплеск эмоций очень сильный, это же круто, не на предсезонке забить, а именно в официальной игре. Прямо очень обрадовался. А потом смотрю на судью, и он не засчитывает гол… Я такой – «блин, ну»… Очень сильно расстроился, по мне видно было сразу, даже партнеры начали подбадривать, тренер подошел, говорит – нормально все, не расстраивайся. А потом я вышел в следующей же смене и сразу забил точно такой же почти, зеркальный – с другого края вылез, и получилось. То же самое повторил. И его уже засчитали.

8UDxuJ5n664текст.jpg

- Вообще, почувствовал разницу после перехода из МХЛ в ВХЛ?

- Разницу, конечно, я заметил, здесь больше стычек, больше толкаться надо, «физика» многое решает. Если ты физически готов, то ты можешь выигрывать, несмотря на возраст, не важно, молодой ты или нет. То есть, если ты бежишь, толкаешься, то все у тебя нормально будет. Вот.

- Силовая борьба – это твоя сильная сторона, или пока нет?

- В каких-то моментах, если против меня так играют, я могу, так сказать, потухнуть… (задумался) Это один из компонентов, над которыми я стараюсь работать, улучшать в своей игре. На молодежном уровне у меня не было с этим проблем, все нормально было. А здесь, в ВХЛ, если где-то надо «накрыть» игрока, или еще что-то – не всегда получается справиться. Но, думаю, это не такая уж проблематичная ситуация, со временем от игры к игре это все спокойно придет.

- Да. Все мы думаем наперед – получится что-то или нет. Я считаю, что всегда надо решаться, пробовать, выкладываться по максимуму, и там уже смотреть, получилось у тебя, или ты потерпел неудачу. Это касается и спорта, и личной жизни. Нужно идти до конца и не бояться, несмотря на то, чем это может закончиться. Я такой человек, держу при себе такую марку.

- В твоей семье есть еще один хоккеист, верно?

- Да, мой младший брат (Эдуард Голоднюк, 2005 г.р. – прим.ред.). У него сейчас тоже грандиозные перемены в жизни намечаются – он переходит из «Югры» в «Авангард». Я очень рад за него, стараюсь поддержать, мы много говорим с ним об этом сейчас. У него есть боязнь небольшая, дрожь какая-то, получится ли – это нормальное явление в 14 лет. Я по себе помню, тоже было такое, когда первый раз уходил в другой клуб. Думаю, все у него получится, все будет круто. Это такой новый вызов для него, для всей нашей семьи, мы совместно решение принимали.

- Брат слушает твои советы, или «я уже большой, сам все знаю»?

- Конечно, слушает. Нет, бывает такое, что он сначала надерзит в ответ где-то. Но потом – вот, например, по игре я ему что-то подсказываю, он пытается осуществить это на льду, и у него получается. Тогда он мне говорит: «Блин, Сереж, а ты действительно прав был». А вообще, у нас очень хорошие отношения с ним, он спокойно прислушивается к советам.

- Между вами есть конкуренция – кто будет есть последний кусок пиццы, например?

- Ха-ха , еще как, мы привыкли к конкуренции в семье. У нас же еще старший брат есть. Так что, кто успел – тому и достанется, а нет – так нет. Если не досталось, нельзя обижаться друг на друга.

INF2ZOrehpgnNTR.jpg

- У тебя есть таланты вне хоккея?

- (улыбнулся) Мне задавали этот вопрос раньше, всегда отвечаю – я танцую хорошо. Это основной талант.

- И последнее, скажи, какая музыка играет у «Сарыарки» в раздевалке, и кто ее ставит?

- По-разному, у кого желание есть, тот и включает, нет такого, чтобы кто-то постоянно за музыку отвечал. Обычно мужики постарше ставят музыку, но если им неохота – могут любого попросить: «включай ты», и все. Перед игрой слушаем что-нибудь тяжеленькое, Linkin Park, например. Лично я в наушниках хожу и слушаю свой плей-лист. А после игр… Это секрет, есть одна песенка, мы после последней победы решили, что это будет наша победная песня. Какая – не скажу, может быть, когда-нибудь сами услышите.

Пресс-служба ВХЛ
01:02 05/10/19