Никита Тертышный: когда ты первый снайпер — с тобой играют жестче

Форвард Никита Тертышный начинал сезон в системе родного «Трактора», а в середине сентября перешел в «Югру». Сейчас в его активе уже 11 (8+3) набранных очков, он лидирует в снайперской гонке ВХЛ. Лига признала его лучшим нападающим по итогам сентября. Мы поговорили с Никитой о его переезде в Ханты-Мансийск, о роли в новой команде, а также об отношении к комментариям болельщиков. 

Тыра 03102020-4лучшая-текст.jpg

— Никита, расскажи, как освоился в Ханты-Мансийске?

— Все отлично, я как будто в родной город вернулся (Тертышный уже выступал за «Югру» в конце сезона 2019-2020 — прим.ред.). Мне здесь очень нравится, в городе есть все, что нужно. Живу на данный момент в гостинице, супруга ищет нам квартиру, мы уже почти определились. Ценник на жилье здесь приличный, конечно, по сравнению с Челябинском, так что выбирать непросто было. 

— Ты сказал, что город нравится. Расскажи поподробнее.

— Здесь чистый воздух, гулять очень приятно. Мы с женой много гуляли, пока погода позволяла, сейчас уже прохладно стало. А так — есть, куда покушать сходить, неплохие рестораны, два кинотеатра. Набережная, парк в центре города. Здесь все очень спокойно, размеренно. Нет пробок, свободные дороги, маленькая Швейцария практически.

— Переезд состоялся достаточно внезапно. Ты все успел в бытовом плане?

— Когда мне позвонили и сказали об обмене, я был с «Челметом» в Самаре на выезде. Сразу же улетел в Челябинск, собрал вещи... то есть, жена собрала вещи, а на следующий день уже был вылет в Ханты-Мансийск. Все как-то на автомате получилось. Вещей как таковых я не брал, потому что здесь и так все выдают. Взял джинсы да рубашки и поехал. Потом жена остальные вещи привезет, машину сюда перегоню.

Тыра свадьба 0906 текст.jpg

— Есть что-то обязательное, что ты берешь при переезде с собой?

— Я взял джойстик для PlayStation. Жена привезет саму приставку, чтоб играть.

— Ты летом рассказывал, что завел кота. Взял его в Ханты-Мансийск?

— Пока нет, скоро будем перевозить. Просто у жены институт в Челябинске, они сейчас перешли на дистанционку — и неизвестно, насколько это затянется. Если они уйдут на такой режим надолго, то, конечно, она переедет ко мне, и кота тоже перевезем.

— Хоккеисты редко заводят котов, обычно предпочитают собак.

— Ну, мы как-то пытались завести собаку, не сложилось, в итоге сдали ее обратно. Тяжело находить время гулять с ней. А с котом проще — корми да чеши. Он вообще очень умный кот. Как третий человек в семье. То, что ему говоришь не делать — он это не будет делать. Обычно же коты дерут все, а он пару раз накосячил — сказали, что нельзя, и он перестал. Скучает очень по нам. Вот жена улетала ко мне на неделю, он дома не ел, не пил, грустил. А когда она вернулась в Челябинск — он весь обрадовался, как заново родился. Такой... Совсем как человек.

— Когда ты уехал, «Челмет» капитально забуксовал.

— Да... Когда я уезжал, «Челмет» побеждал, все было хорошо, мы нормально шли по турнирной таблице. Там и атмосфера внутри команды хорошая была, такой семейный коллектив, давно такого не было в Челябинске. Но потом я уехал, все это подорвалось, наше звено развалилось, и стало некому забивать. Очень жалко, что они сейчас мало выигрывают. Там ребята перестраиваются, пришли новенькие, молодые, коллектив поменялся, кого-то поднимают в «Трактор», кого-то спускают обратно... Всегда важна «химия», она в команде в начале сезона была, а теперь даже не знаю, какая у них кухня, кто взял на себя лидерские качества.

Тыра 13092020текст.jpg

— Тебе как будто жаль, что пришлось уйти.

— Было немного такое чувство, что я бросил команду. То есть, я там был лидером. Мне 22, но я был почти как один из старших, у «Челмета» же из года в год очень молодая команда. Есть, конечно, пара человек повзрослее — Саня Тридчиков, Руслан Карлин, они всегда вели за собой команду, всех поддерживали, подсказывали. Но у меня тоже была лидерская роль. Думал, что в этом сезоне смогу помочь команде выйди в плей-офф, были амбиции... Но теперь я в «Югре», и у меня здесь совсем другие задачи. Я уже не тот парень, который везет за собой, а наоборот, один из молодых. Я, так сказать, больше сосредоточен на своей игре. Здесь я должен не «заводить голос» на команду, а просто делать правильные вещи на льду.

— Как у вас в «Югре» со взаимоотношениями молодые-старшие?

— Тут вообще нет разницы, сколько тебе лет, да мне кажется, ни в каких клубах уже нет разделения на молодых и старших. Все равны, все одинаковые. В Ханты-Мансийске у нас семейная атмосфера в коллективе. Вот есть Ваня Лекомцев, он капитан. Тот же Федор Беляков. Старшие ребята. Они общаются со всеми одинаково, шутят, могут позвать тебя пойти куда-нибудь вместе, ты точно так же можешь подойти к старшему, попросить что-то, и он тебя может попросить. Все очень простые ребята. Здесь приходишь с утра на тренировку — и тебе приятно находиться в раздевалке. И на выездах тоже очень классно вариться с ними всеми в этой кухне.

— Все-таки, есть «батька» в команде?

— Наверно, это Ваня Лекомцев. Он очень опытный игрок, и в бытовых вопросах может что-то подсказать. Беляков, Берлев — они очень помогают мне в Ханты-Мансийске и вообще всем, кто приезжает. И персонал, и врачи, администраторы — все очень душевные здесь.

Тертышный-младший 03102020текст.jpg

— Ты нашел «химию» в звене с Берлевым и Пилипенко. Что они за люди в жизни?

— Антон Берлев веселый парень, он очень часто улыбается, даже при каких-то негативных моментах и поражениях. Этот человек всегда на позитиве, мне кажется, его вообще ничто не может сломать. Он умеет разрядить обстановку, когда надо, шутит постоянно. А именно на льду он видит игру так, как вижу я, поэтому такая «химия» появляется. Всегда легче играть с людьми, с которыми ты в одном направлении мыслишь. Не так важно, как оснащен игрок технически, главное, чтобы вы мыслили одинаково. Пиля более скромный парень, не особо разговорчивый, но очень добрый. Он не будет много разговаривать, лучше на льду своей игрой, своим примером покажет, как надо делать. Они с Берлей даже внешне чем-то похожи друг на друга, а по характеру — противоположности. Но с обоими у нас такая «химия» получилась, мы видим игру одинаково. Очень приятно с ними быть на площадке и просто рядом находиться.

— «Югра» собрала в своем составе именитых бомбардиров — Рымарев, Пилипенко, ты. У вас есть какое-нибудь внутреннее соревнование между собой?

— Соревнования нет, но я так скажу — у каждого своя голова на плечах, ты не будешь бегать с шайбой один и никому пас не отдавать. Сейчас уже нет такого хоккея, раньше, может, так можно было. Сейчас все командой катаются, победы — только за счет командных действий. Ну, а голы — если правильно работаешь, они сами приходят. Бывает, что у кого-то не идет. Вроде бы, все уже, пустые ворота — а ты не можешь попасть. Просто невезение, надо это перетерпеть. У Жени Рымарева так было, у Сани Акмальдинова. Не шла шайба в ворота, и все, хотя моментов у них много было. А когда они забили — это был большой плюс, такой толчок для команды.

— Не «тесно» вам с такими именами в одном клубе?

— Есть такое, что вот, собрались в одной команде люди, которые играли в других клубах на ведущих ролях. И им сложно найти свою игру вместе в одной команде. У каждого свой индивидуальный стиль, и вот ты видишь, что рядом такой же человек, как и ты, вы делаете почти одну и ту же работу, но кто-то должен делать и черновую работу. Наверно, поэтому у «Югры» немного не шли дела в начале сезона. Надо найти такие сочетания, чтобы они приносили пользу. Тренерский штаб до сих пор это ищет, все в процессе. Главное — чтобы каждый понимал, чего от него требуют. Тогда и будут победы.

Тыра 08102020-1текст.jpg

— Ты идешь в лиге лучшим снайпером, пятым бомбардиром. Следишь за этим?

— Ну, мне напоминают ребята, подкалывают, шутки всякие есть. Не то, чтобы это сильно значимо, но когда соперники видят, что ты первый, они начинают на тебя настраиваться — вот, он может создать момент и забить гол. И против тебя играют жестче. Нет такого, чтобы прям за тобой ездил человек, но играют более жестко, более внимательно против тебя, и приходится как-то это переламывать. А так — если будешь смотреть, что у тебя с личными показателями, то ничего хорошего не выйдет. Просто хочется выигрывать, быть наверху турнирной таблицы. Главное выше забираться, а личная статистика — это не так важно.

— А за «лучшего нападающего сентября» пришлось проставляться?

— Ребята шутили, что надо бы. Хотя чего тут проставляться, это же не первый такой «титул» в карьере. Приятно, когда тебя выбирают лучшим нападающим месяца — это значит, что ты работал в правильном направлении. А если не признали — ничего страшного, в следующем месяце будет другой какой-то человек, значит, он выполнил свою работу лучше. Кандидатов много. Но если ребята скажут проставляться — не вопрос. Куплю им по газировке (улыбнулся).

— Для «Югры» ты относительно новое лицо, а в Челябинске было повышенное внимание из-за фамилии. Теперь стало легче?

— Да, да, в Челябинске было много хейта. Необоснованного, я бы сказал. Люди с трибуны видят мою фамилию и знают, что главный тренер — мой отец, и сразу думают: «Он по блату в команде». Но это неправда. Каждый раз, когда отца назначали, я уже был в команде до него. Меня другие тренеры брали именно за игровые качества. Если взять ВХЛ — я начал играть при Давыдове, и только потом назначили отца. В КХЛ — меня Титов брал в «Трактор», и когда его сняли, пришел отец. В прошлом сезоне главным тренером «Трактора» был Скудра, а мой отец помощником по нападающим, и все опять говорили — вот, его папа пропихнул. Но меня именно Скудра хотел видеть. Петерис такой тренер, которому в принципе нельзя кого-то навязать. Если ему что-то не нравится — он всегда пойдет против. У него никогда не было блатных. Мне очень нравилось у него играть. Может, он достаточно эмоциональный человек, но играть у него было приятно. Я очень обрадовался, когда он подписал контракт с рижским «Динамо». Рига сейчас довольно неплохо играет, учитывая, что у них бюджет достаточно скромный. Надеюсь, мы когда-нибудь снова вместе с ним поработаем.

— То есть, ты в курсе хейтерских комментариев, обращаешь на это внимание?

— Все равно же заходишь в соцсети, видишь, что там пишут. В Челябинске очень много хейта. Когда команда выигрывает — все пишут: «молодцы». А когда проигрывает — начинают гнать конкретно по фамилиям. Даже того же Виталика Кравцова поливают так, что я просто удивляюсь — вы же сами два дня назад говорили, что он лучший. Очень мало осталось преданных болельщиков, которые поддерживают, даже если все плохо. В Ханты-Мансийске, кстати, такого нет. Здесь после поражений пишут: «Не расстраивайтесь, все будет хорошо», «Да, игра была не лучшая, но надеемся, верим». Это очень приятно слышать. Ты выходишь на игру и знаешь, что тебя поддерживают, а не думают, что ты какой-то плохой. Мягко говоря, там совсем другие выражения, конечно. Это мне нравится. Здесь как-то по-доброму, по-человечески относятся к нашей профессии. А в Челябинске бывало, что... просто неохота выходить играть, когда знаешь, что тебя хейтят.

Тыра 10102020текст.jpg

— Так сильно доставалось?

— Да хоть взять моего отца. Он пришел в «Трактор» главным тренером после Титова. Бывший тренер загнал команду в яму, а отец вывел ее в плей-офф. С не самым сильным, скажем так, составом, молодняк был. И попал в первом раунде на «Автомобилист» со всеми звездами — Доусом, Да Костой. И тогда все говорили: «Да лучше бы вы вообще в плей-офф не попадали». Вот почему? Из-за такого отношения болельщиков очень неприятно бывало. Я не говорю, что они плохие. Есть душевные болельщики, которые всегда поддерживают. Но вот такого хейта всегда больше. Грустно, конечно. Хотя я не очень расстраиваюсь, даже смешно бывает. Хочется сказать — если ты так разбираешься, давай, возьми мою клюшку, иди, показывай, как надо. Посмотрю на тебя, ничего не скажу, просто дам клюшку — пробуй. Слава богу, что оказался в «Югре». Мог бы попасть в любую другую команду, где меня просто бы не выпускали. А здесь мне дают игровое время, и просто нужно оправдывать доверие. Играть за свое имя, за фамилию, показывать, что я умею делать, и давать результат вместе с командой. А хейт — он присутствует у каждого человека, в любой профессии. Ты всегда кому-то не нравишься, это нормально. Кого-то это подстегивает, кого-то расстраивает и выбивает из колеи. А мне просто весело.

Пресс-служба ВХЛ
21:44 13/10/20