Сергей Абрамов. Глыба

На горе вратарей обрёк,
В их душах понаделав шрамов.
Он фантастический игрок.
Его фамилия Абрамов

Спортсмены – люди честолюбивые. А как иначе – без амбиций и желания стать первым – возможно добиться результата? Но кого ни спроси – любой на вопрос, кто лучший хоккеист Удмуртии – отвечает однозначно и без раздумий: "Сергей Абрамов". И те, кто играл с ним рядом. И те, кто наблюдал за нападающим с трибуны, уже завершив свою карьеру. И молодёжь, выросшая на его имени и желании  подражать. 

01.jpg

Сергей Абрамов, капитан Ижстали; 1987

Как мудро заметил один из ветеранов спорта: "Хоккей – это, прежде всего, ремесло; в исключительных моментах – искусство. Хоккей интересен артистами, которые привлекают на трибуны болельщиков". Маэстро Абрамов на льду был исполнителем высочайшего класса. В одном лице он являл собой и дирижёра, и первую скрипку, и изумительного аккомпаниатора. Умел с листа играть с любыми партнёрами, мог исполнить свою партию чётко по нотам или же пуститься в головокружительную импровизацию. Трибуны стонали и заходились в восторге, защитники соперника только сокрушённо качали головами и понуро катили на лавку, а вратари, спустя годы, с затаённым восхищением вспоминают пропущенные от него шайбы. Вот ретроспектива от одного из них: "Мне Абрамов забил в 1989-м. Вышел с краю один-в-ноль. Показал в дальний, убрал на неудобную, снова быстро перевёл на дальнюю и между щитком и блином засунул в мёртвый треугольник". Перечитываю откровение и думаю: "Хоккейная атака стремительна, как можно совершить столько движений за, максимум, полторы секунды?" И никогда бы не поверил в сказанное, если б сам не имел счастье видеть ледовые "фокусы" легендарного голеадора собственными глазами. Он забивал порой нелогичные, иррациональные, даже противоречащие законам физики шайбы. Так, было например, в матче с "Салаватом Юлаевым", когда снаряд, пущенный форвардом, будто из пращи, угодил в грудь уфимскому вратарю, но не отлетел, подчиняясь требованию науки, а ужом проследовал вверх (!) по доспехам голкипера и, перемахнув за спину, нырнул за ленточку.  

02.jpg

Сергей Абрамов

Львиная доля всех индивидуальных рекордов ижевского клуба принадлежит вечному восемнадцатому номеру "Сталеваров". Более того, Абрамов и "Ижсталь" – практически синонимичные понятия. Не только для болельщиков, которые ещё в 80-е без устали скандировали рефрен: "И-и-ижевская сталь! Е-е-егорыч Сергей!", но и для ледовых оппонентов. Олимпийский чемпион Илья Бякин, гостивший несколько лет назад в столице Удмуртии, на просьбу назвать ассоциацию со словом "Ижсталь" в ту же секунду ответил: "Абрамов". Ещё более категорично высказался другой почтенный мастер отечественного спорта, страж ворот советской сборной Юрий Шундров. Наша встреча случилась в непростые 90-е, когда Ижевск оказался напрочь стёрт с хоккейной карты. "Абрамов – знамя удмуртского хоккея. Только с ним "Ижсталь" возродится из пепла", - так пророчествовал маститый ветеран. 

03.jpg

Молодёжь новокузнецкого Металлурга; Сергей Абрамов стоит третьим слева

 - Сергей Егорович Ваш хоккей начинался в родном Новокузнецке. Помните, как это было? 

 - Как у всех тогда. На улице, на "коробке". Шесть домов стояло вокруг этого корта. Старшие оттренируются – младшие заходят. Парни по соседству все играющие подобрались, в финале города играли. Первый крупный турнир увидел по телевизору в 1969 году, чемпионат мiра в Швеции. Ночью смотрел трансляции, матчи по сибирскому времени начинались очень поздно, в два, в три часа. А утром в школу. В этом же году меня заметили тренеры на первенстве "Золотой шайбы". Серёга Лантратов, многолетний партнёр по звену, тоже на уличных площадках вырос, а у Толи Степанова, нашего центрального, дядя – хоккеист, Михаил Григорьев. Играл в "Металлурге" очень здорово, двумя руками владел, мог клюшку сначала правым хватом держать – и моментально левым перехватить. Команда мастеров хорошая была в Новокузнецке, в 60-е в сильнейшей группе играла, могла иной раз и столичным грандам дать бой. Долго из уст в уста история ходила как наш защитник, Юрий Александрович Заруцкий, так засадил одному из братьев Майоровых, что у того золотые коронки вылетели; обе команды собирали их потом по льду.

 - Силён.

 - Я его застал уже в тренерской роли. Он с нами на занятия выходил без формы, без всего – шайба попадает, а ему будто и не больно. Такой защитник был – мимо не проедешь.  

04.jpg

На сборах  новокузнецкого Металлурга; Сергей Абрамов стоит третьим слева во втором ряду 

 - Там ещё один здоровяк был, наверное, помните? Александр Пепеляев. Когда в Ижевск перебрался, впечатлял народ: в минус 30° рассекал по городу без шапки, в распахнутой дублёнке – и от него пар валил.

 - Биба мог, он такой. 

 - Слышал, что в Новокузнецке главный всенародный праздник не Новый год, а День металлурга. 

 - Не было бы КМК, не было и города. Да плюс ЗапСиб, да "Ферросплавы" и Алюминиевый. На самолёте подлетаешь – смог висит. 

 - В "мастерах" Вы дебютировали в 1972. 

 - В декабре нашу тройку вызвали, ещё в школе учились. Игра с Электросталью. 

05.jpg

Сергей Лантратов и Сергей Абрамов (справа)

 - Газетный отчёт в "Советском спорте" гласит, что Вам в первом же матче на взрослом уровне удался хет-трик. Лихо, для шестнадцатилетнего дебютанта.

 - Не помню, много времени утекло. В весенние каникулы съездили в Уфу на Финал юниорского чемпионата Союза. В матче за пятое место крупно обыграли московский "Cпapтaк", где выступал Димка Федин, а приз лучшего вратаря достался Лёхе Тверизовскому из питерского СКА. 
С Фединым знакомы ещё с международного турнира "Дружба", когда впервые в сборную вызвали, с юности дружим. Прилетали с заграничных турниров в Москву, где-то надо коротать время в ожидании рейса до дома – ехали к Димке в гости, в Медведково. 

 - В Вашем послужном списке награды двух юниорских континентальных первенств и двух мировых чемпионатов среди молодёжных команд.

 - Чемпионат Европы для 19-летних в середине 70-х котировался даже повыше МЧМ. В 1973-м в Швейцарии уступили первую строчку шведам. Но у них очень приличная была команда. В следующем году во Франции, в Гренобле взяли уверенный реванш (8:0) и "золото". А "мир" тогда только начинался. Первый чемпионат стартовал в Питере в декабре 1973-го. Я играл на втором и третьем. Сперва в Канаде, затем в Финляндии.  

06.jpg

Сергей Абрамов в матче юниорских сборных СССР и Чехословакии

 - Оба раза триумфатором становилась советская команда. Какое "золото" далось труднее?

 - На родине хоккея. Всё решалось в последнем матче, в очной схватке с канадцами. Кто побеждает – тот чемпион. Мышкин, конечно, вытащил нас в той игре, чудеса творил в раме. А тройка Боба рвала защиту. 4:3.

 - Боб – это Александров?

 - Боря Александров. В центре Витя Вахрушев, а слева – Хатулев. Двоих уж нет. Борька и Вах – технари из технарей; накрутят, нарисуют. А Фикус с мясом заносил, пятак – его вотчина. И пара сзади у них была – что надо. Канарейкин – Кучеренко. После второго периода 4:1 вели, но канадцы, подгоняемые трибунами, как попёрли, навалились. У нас тренер всех молодых на лавку усадил, заканчивали человек в семь-восемь, кто постарше, 1955 года: Чучин, Билл, Виталька Филиппов. Выстояли. 

07.jpg

Советская молодёжная сборная в Чехословакии; Сергей Абрамов №16 

 - Хатулев стал первым нашим хоккеистом, выбранным на драфте NHL. Думаю, в 1975 году советскому спортсмену надеть майку заокеанского клуба было ничуть не легче, чем слетать на Луну. 

 - Ох, Фикус всех подряд рвал. Такая глыба.

 - Такой здоровый? 

 - Не то слово. Всех подряд топтал, без разбору. 

 - А Вы знали в то время, что его "Flyers" задрафтовали?

 - Конечно. И он знал.

 - Уехать, сбежать невозможно?

 - Другое было у людей воспитание. 

 - Если говорить гипотетически, кто из той команды ещё мог бы заиграть в NHL? 

 - Боб Чучин, пожалуй. Билл. И Александров, конечно. Этот преград не ведал, злости на всех хватало.

 - В том составе молодёжной сборной была ещё одна колоритная фигура, вратарь Сергей Бабарико. Нынче он флюидами помогает теннисистам выигрывать турниры. По молодости странности замечались?

 - Сперва нет. А вот когда в Ижевск приехал – уже да. Йогой увлёкся, прочими штучками.

 - Он разве играл в Ижевске? 

 - На просмотр приезжал, но переход не состоялся.

 - На обратном пути из Канады Вы едва не погибли. В самолёт угодила молния. Тем же рейсом в Союз возвращались ЦСКА и "Крылья Советов". Разом мог рухнуть весь цвет отечественного хоккея: лучшие команды страны и завтрашний день – молодёжная сборная. 

 - А мы ведь сразу-то не поняли, что случилось. Пилот сказал, что ждал три секунды: или взорвёмся, или электрический заряд насквозь пройдёт и выйдет. Бог миловал. 

 - То есть, никакой паники и попыток заглушить страх алкоголем не случилось?

 - Великие-то выпивать и без молнии со взлёта начали. Там же вся сборная – Михайлов, Петров, Харламов, Кузькин – что ты им скажешь. Ходили по салону с кружками эмалированными. Впервые вблизи всех этих гигантов увидел. 

 - Пообщались?

 - В тот раз – особо нет. У них свой коллектив, своя коалиция. 

08.jpg

Сергей Абрамов (№12) в составе СКА (Новосибирск)

 - В сезоне 1974/75 Вы играли и на "мир", и на "Европу". И за клуб почти балл за каждую игру в 30 матчах набирали. Насыщенный год?

 - Да по молодости не обращаешь внимания на это. 

 - А в следующем сезоне у Вас набралось почти под сотню игр.

 - Крытого дворца в Новокузнецке ещё не было, на открытой площадке бились. А в тот год мы без пауз все матчи играли, та́к уханькались. В сборную прилетели – Тузик посмотрел: "Если б знал, что вы в таком состоянии – не вызывал бы". Но понемногу всё же пришли в себя. 

 - К следующему молодёжному мундиалю наша сборная заметно омолодилась, влились игроки 1957 и даже 1958 года – Фетисов. 

 - Фетисов на уровне смотрелся. Да и 1957 – все в порядке. Паюсов, Фроликов, Кабанов, Ирек Гимаев, Коля Дроздецкий. 

 - Дроздецкий, говорят, шпильман был, катала карточный?

 - Ох, Коля – это уникум. Ручищи волшебные. Что он творил! Для него не было проблем в любой сфере. Хоть защитника обуть, хоть официанта.  

 - А был кто-то, о ком по юности говорили: "Мастерюга вырастет", но не заиграл человек на потенциальном уровне.

 - Из ЦСКА тройка перспективная вызывалась: Оськин – Кабанов – Гордеев. Оськин – вылитый Харламов; его так и звали. И ростом негабаритный, и по игре, скоростной, техничный. Но всерьёз в Высшей лиге только Кабанов поиграл за "Крылья".

 - Вы в курсе, что действовавший в "Ижстали" центрфорвард Александр Рязанцев снимался в кино, в художественном фильме "Жребий"?

 - Шурей? Впервые слышу. Обязательно позвоню, спрошу.

 - "Легенду №17" смотрели? 

 - Да вот совсем недавно. Ехали с турнира с мальчишками 2007 года – я там сыну немножко помогаю – включили в автобусе. 

09.jpg

Сергей Абрамов №18); сезон 1982/83

 - И как?

 - Никогда такой тишины не было. Все взгляды – в экран. Но я и раньше смотрел, конечно. 
  
 - Правдоподобная картина?

 - Тут надо помнить, что это всё же художественное кино для широкой публики, для обывателя, а не документальное исследование для специалистов. Кто играл – у того, конечно, улыбку вызывают канадцы, у которых ножки иксиком. Он катит в форме, а ноги, точно спички, худенькие. Но характеры, пожалуй, точно поймали. И Тарасова, и других. 

 - Свой любимый фильм о хоккее назовёте? 

 - А помнишь, старое было кино, там Шалевич снимался, Леждей из "Знатоков". Как же оно называется?

 - "Хоккеисты"?

 - Точно. Там ещё песня…

 - "Вьётся над нами / Ветер, как стяг. / Мы пишем коньками / Вихри атак".

 - Ага. Вот хорошее кино. 

 - После успехов на международной арене, наверняка, посыпались предложения от грандов отечественного хоккея? 

 - В 1975 приезжали представители столичного "Динамо". Я, было, согласился. Заявление написал в Голицынское погранучилище, где все "динамовцы" проходили "армию".

 - А дальше?

 - Вася Первухин, пензенский, поехал на сборы, а я не поехал. Всё устраивало в Новокузнецке. Играл, забивал. Дом, друзья, отличные партнёры. О других командах думать не хотел.

 - Сергей Викулов Вас назвал домоседом. Согласитесь с характеристикой?

 - Наверное, так. Да и не хотелось тройку разбивать, расставаться. С чемпионата мира когда прилетели, прямо в аэропорту Юрзинов нас поймал, звал к себе всем звеном. Можно было бы попробовать. Но у Рыжего свадьба, Стёпа тоже отказался. А я в одиночку, - сказал, - не хочу. Позже, когда в армии служили, Челябинск хотел заполучить, рижане. 

 - Вы службу проходили в рядах новосибирского СКА. Почему Вас ЦСКА или Питер к себе не затянули?

 - Анатолий Тарасов приезжал на "Вооружёнку", Чемпионат Вооружённых сил СССР. Хотел, меня подписать на погоны лейтенанта, дальше видно было б. Но я ответил: "Не хочу с армией связываться". 

 - Вас же и Тихонов приглашал?

 - Это ещё до армии. В 1976-м вызвали на турнир вторых сборных в Ленинграде, нашей командой как раз Тихонов руководил. Отыграл все матчи, Миша Василёнок подошёл: "Тебя Виктор Васильевич хочет в Риге видеть". – "Ладно, я подумаю". 

 - И опять не поехали?

 - Не-а.

11.jpg

Сезон 1985/86 

 - Как же "Ижстали" удалось поверстать Вас в свои ряды?

 - Черенков проявил настойчивость. Сначала мы вдвоём с Корниченко приехали, это уже конец сезона, апрель. Лантратов дослуживал. Нас много человек разом с Кузни в Новосиб призвали. Но у нас уже дипломы были, а Лантрат ещё не окончил институт, поэтому ему два года служить полагалось. Всех дураков разом выпускать нельзя. Мы дембельнулись под Новый год, доиграли чемпионат в "Металлурге"; уже отпуск, гуляем вовсю. Приехал Митрофаныч, начальник ижевской команды, разыскал нас с Корнеем и упросил помочь "Ижстали" в конце сезона. Отпуск начался – мы домой. Черенков лично приехал и звал уже не по одиночке, а троих разом, вместе. Собрались, посовещались: "Едем?" – "Едем".

 - Александр Веселов рассказывал о Черенкове. Мол, не грузил сборами, разрешал даже перед матчами дома ночевать.

 - По-разному. Мог и закрыть. Проиграли – будьте любезны на базу. Но тренер он, безусловно, сильный. Сборную тренировал. А это не каждому дано. Научной стороне многое уделял; по подготовке комиссии в университете постоянно проводились. 

12.jpg

Капитаны Ижстали и московского Дмнамов С.Е.Абрамов и З.Х.Билялетдинов 

 - Лантратов всего сезон провёл в Ижевске. 

 - Ну, тоже домосед, понимаешь. К семье, домой тянуло.

 - Из детства у меня воспоминания, что он дальше красной линии не возвращался, но зато забивал, забивал, дурачил вратарей и защитников.

 - Руки такие были, талант. 

 - Если в наше время параллели перекидывать, с кем-то можно его сравнить из современных хоккеистов? С Дацюком тем же. 

 - Да, похожи они. Руки шустрые, катание.

 - За карьеру у Вас набирается сильно свыше полутысячи заброшенных шайб. Какую вспоминаете?

 - Немало их было. Со "Cпapтaкoм", к примеру, в 1981-м, когда Дорога травму получил, операцию делал. Но там не я, они сами виноваты. Вошёл в зону, защитника убрал, Дорогу убрал, в пустые забил. А Дорощенко коленку мне сунул, я и снёс по инерции. С ЦСКА играли – Вадик Сибирко через всю поляну под красную пас выложил – я с Третьяком один на один вышел и прошил его. 
Иногда, знаешь, будто какой-то голос подсказывал: "Бросай!" Вот в Москве так опять же армейцам забил, только в воротах не Третьяк, а Сашка Тыжных играл. В зону вошёл – из-под защитников бросил. Всё, там она; хотя никакой остроты, ничего опасного не было. И в детстве такое помню. На "Золотую шайбу" играли, только красную пересёк – бросил, гол. 

 - Что это, наитие, озарение?

 - Не знаю. Может, сверху рука мою клюшку водила. С Саратовом играли, никак забить не могли, мучились. А в третьем периоде у меня три смены – три гола.  

 - А с "Химиком" рекорд помните, когда к заброшенной шайбе приплюсовали 5 результативных передач.

 - Это первая моя шайба в Высшей лиге. Помню. 

 - Вспоминая партнёров, кого назовёте лучшим для себя центральным нападающим?

 - Невозможно выбрать. С юношеской команды начинал и до "мастеров" дошёл со Степановым. В армии с Корниченко свели. В Ижевске за годы успел и с Вахрушевым, и с Серёгой Молчановым и с Игорем Орловым. Со всеми на одном языке общались. 

 - Ещё Виктор Кутергин.

 - Да, конечно. Кутя, как центральный, очень хорош. Здоровья хватало и назад отработать, и впереди шороху навести. 

 - А Степанов почему в Ижевск не приехал? 

 - В армию призвали – у него что-то как-то не заладилась игра, результативность упала. Подполковник, начальник команды вызвал: "Нужен результат". Игорь Аркадьевич Пасынков, тренер, задумался: "Надо что-то делать". Взял, поставил нам с Лантратом в центр Корнея. И пошло, поехало, опять забивать начали. И вот такой тройкой нас Черенков в Ижевск и затянул. 

13.jpg

В.Головков, С.Е.Абрамов (в центре), С.Викулов; сезон 1985/86

 - С Сергеем Викуловым с детского возраста знакомы?

 - В одной команде начинали, у одного тренера.

 - Как его на край земли занесло, в Советскую Гавань?

 - Играть-то надо, практику надо. В Кузне в состав не брали – вот и поехал. 

 - Через несколько лет он единым махом из Класса "Б" перескочил в Высшую лигу.

 - Не сдался, рукой на себя не махнул. Доказал свою состоятельность. Тихонов абы кого к себе в команду не взял бы. 

 - В Новокузнецке начальником команды был Иван Константинович Курочкин, фронтовик, орденоносец.

 - Да, крепкий такой начальник. Если команде надо – любую дверь открывал без тени сомнений. Под настроение мог рассказать про войну. Не раз в команду приходили его друзья-однополчане. 

 - Сергей Егорович, из юных лет воспоминание. В "Ижстали" практически все хоккеисты играли в шведских шлемах "Jofa", а Вы предпочитали канадский "Cooper".

 - Так у меня голова большая, сложно подобрать что-то по размеру. В СКА, когда вывели команду из второй лиги в Первую, нас командующий СибВО к себе вызвал. Так мне фуражку армейскую, сколько не искали, не смогли найти. Ладно, китель подобрали. Но всей команде пришлось без головных уборов в штаб округа явиться. 

 - Тогда в Первой лиге оказалось две новосибирских команды.

 - Дерби. Принципиальное противостояние. Основная задача – обыграть "Сибирь". Перед очной схваткой глаза на ложу поднимаешь – там командующий округом и секретарь обкома партии. 

 - "Болели" яростно?

 - Наш не выдерживал, после первого периода уходил. Потому что мы после двадцати минут оба матча по 0:3 проигрывали. Но, в итоге, обе игры вырывали – 5:4, 4:3. 

 - В составе СКА в феврале 1979-го Вы совершили турне в Японию.

 - Да, экзотика. В Саппоро понравилось: Ледовый дворец, хоккейная площадка – а если надо, отодвигают – бассейн, пожалуйста. 

 - По шлемам – понял. А клюшки какие предпочитали?

 - А тогда весь Союз мукачевскими играл, украинскими. Завод "Ижсталь" туда металл вагонами отгрузит – и Арсенич, администратор, на фабрику едет, клюшки нам везёт. Но были у нас три игрока в команде, которые предпочитали "Неву": Слава Комраков, Толик Сэм и Кутя.

 - Они ж тяжёлые, эти клюшки ленинградские.

 - Тяжеленные. Жёсткие. Ты представь, сколько силы надо в руках иметь, чтоб такой клюшкой играть. С современными клюшечками близко не сравнить, они теперь легче шайбы. Я когда в начале 90-х в Германию приехал, мне там пластиковую выдали. Попробовал – вообще не моё, шайбу не чувствую, не ощущаю. А через деревянную – чувствую: вот она, ходит туда-сюда, всё под контролем. 

 - Ещё Чупин Геннадий Харитонович ленинградской клюшкой играл.

 - А, да, точно. 

 - Он их, по-моему, даже не строгал.

 - Да ему и не надо было. Такой бросище. Если не увернёшься – берегись. Так лупил, что лучшие вратари орали. 

14.jpg

С.Е.Абрамов (сидит 4-й слева) - Главный тренер ХК Ижсталь; сезон 1998/99

 - А его глазовский земляк и напарник по обороне?

 - Лубян? Да он в атаке получше иных форвардов умел обыграть. Так нарисует – фиг сотрёшь. Ну и бросить способен. Чук и Гек их звали. Раз едем в автобусе – крик: "Тормози, Чук и Гек выходят. Разбираться меж собой будут". Чего-то повздорили. Но быстро помирились.

 - Ничью с ЦСКА – 1:1 – в 1984-м помните? Был же там второй гол, когда Виктор Вахрушев сетку прошил?

 - Было дело, да что сейчас вспоминать.

 - Вы по льду шайбу вели всегда перед собой, а не сбоку. Снаряд, будто к клюшке верёвочкой привязанный. Отобрать невозможно. Как Вы это делали?

 - Не знаю. Само как-то получалось. 

 - Ваш последний игровой сезон в профессиональном хоккее – 1993/94, глазовский "Прогресс".

 - В Ижевске команды не стало. А в Глазове собрались Димка Федин, Серёга Тыжных, Женька Казачкин. И тренер хороший, Савельев Григорий Георгиевич. Ну и я подъехал.

 - До этого у Вас была заграничная страничка биографии. Болгария, Германия.

 - В Болгарии просто получилось. С "Ижсталью" туда приехали, а там уже Федин и Тыжа играли. Руководство местного клуба попросило ещё меня оставить. Остался, доиграл сезон в "Славии". 

 - Много там команд?

 - 5-6. Основная заруба между "Славией" и "Левски". Играем с ними – нашла коса на камень. После матча фанаты наш автобус бутылками закидали. Еле вырвались. 

 - В Германию по протекции Викулова отправились?

 - Через Игоря Кузнецова усть-каменогорского. Он позвонил: "Есть вариант, приезжай". В Ижевске уже развал начался; к Левашову, тренеру, подошёл, он не возражал. Визу оформил – и вперёд. Там действовал лимит на легионеров. Мне последняя вакансия досталась. 

 - А ещё кто из наших в команде играл?

 - Светлов динамовский и Андрюха Карпин, вратарь. 

 - Кузнецов, Фуксы?

 - Они немцы, под лимит не подпадали. Так же Энгель, Вунш, Викулов, Новосёлов.

 - И Новосёлов немец?

 - Жена – немка. 

 - Вы дважды становились к штурвалу "Ижстали", принимая команду в тяжёлую годину. В середине 90-х клуба попросту не существовало, а в 2012 Вам, образно выражаясь, досталась выжженная земля после одного порулившего варяга. Когда приходилось сложнее?

 - В первый раз, конечно. Ничего же не было. Ни дворца, ни формы, ни администратора, ни врача. Никого. За формой в Нижний сам ездил. Благодарен очень работникам завода, помогли со многими моментами. И смету составить, и штатное расписание. Финансовый директор Грачёв, начальник отдела труда и заработной платы Макаров. 

 - А кто инициировал возрождение хоккея в столице Удмуртии?

 - Лещинский. 

 - Как это было?

 - Встретились однажды, Сергей Григорьевич говорит: "Поехали к Тарасову".

 - К бывшему директору "Ижстали"?

 - Да. Он уже на пенсии был, но откликнулся, оказал содействие. Втроём поехали на приём к Моисееву, возглавлявшему в ту пору завод. Валерий Васильевич выслушал: "Ну, что ж, начинайте с республики. Дальше – посмотрим".

 - В матчах республиканского турнира Вы же ещё сами на лёд выходили.

 - Выходил.

 - Автор "Ижсталевского" гимна, выступавший тогда за "Металлист", вспоминал, что норовил пожёстче Вас встречать на площадке, но Вы всегда спокойно реагировали. 

 - А как ещё? Это ж хоккей. Вышел – играй. В общем, выиграли чемпионат Удмуртии, поехал в Москву договариваться, чтоб разрешили заявиться на Первенство России в Поволжскую группу. 

 - Как состав набирали?

 - А как соберёшь? Где? Все же разъехались по другим городам, командам. Вот кто остался – молодёжь по 18 лет или те, кто уже "завязал" – с теми и работали. Толя Ветчинкин – баламут из 1977 года, Лапин и другие. Потом уж кто-то постарше стал возвращаться. Янгазов из Казани, Харисов с Новотроицка, Вахрушев с Нижнекамска. 

 - Были таланты в том юниорско-молодёжном составе?

 - Марат Бикмансуров, защитник, круче Кости Маслюкова должен был вырасти
Ваня Григорьев добрым нападающим мог стать, если б серьёзнее к себе относился. Возраст неплохой, но режим и дисциплина подвели их. А Морис – Харрис пара?

 - Морис рассказывал, что Вы зашивали, кодировали его.

 - А толку? Ты бы знал, как я на автобусе их всех собирал по Металлургу, по шалманам, чтоб в часть отвезти. Там проверка, а их никого нет. Они же в армии числились. Генерал шумит: "Ещё один залёт – всех в сапоги". 

 - Понемногу, понемногу "Ижсталь" поднималась на ноги. К 1997 году собрался уже весьма приличный ростер, а команда выиграла первый этап на "Востоке" и пробилась в Переходный турнир, где боролась за выход в Суперлигу. 

 - Завод помогал всё активнее. Моисеев сам проникся хоккеем. Мотался за нами в Глазов, где проводили "домашние" игры. Восстановили свой Дворец. Появилась возможность приглашать хороших игроков. 

 - Сергей Владимирович Тыжных поражал спортивным долголетием, продолжая выходить на лёд до 47 лет.

 - И он в эти свои года, не филонил, не сачковал, под шайбу ложился…

Абрамов – глыба. Айсберг. Бриллиант. Рассказ о нём безконечен. Двухчасовой беседы, конечно, недостаточно, чтобы хотя бы краем коснуться всех его граней. У каждого, кто наслаждался игрой Маэстро, свой Абрамов, свои воспоминания о том незабываемом волшебстве. 

15.JPG

Знающий толк в хоккее высокой пробы Евгений Лойферман формулирует лаконично: "Величайший. Способен от борта с неудобки через 2-3 клюшки выдать конфетку. Кто-то по незнанию мог решить: медленный. Но как он Стельнова обошёл по большой дуге, вышел с Белошейкиным и уложил между ног!"

Историк спорта из Новокузнецка Александр Романов делится: "Когда Сергей вернулся из армии, "Металлург" шёл на предпоследнем месте, и уже закончилась первая половина сезона. Но представь себе, с его приходом команда сразу заиграла, и в итоге ворвалась в "тройку". Что он вытворял на льду, не описать. Такое надо только видеть. Абрамов забрасывал шайбы прямо со вбрасывания у чужих ворот. Он вёл за собой молодёжь. Великим был игроком и капитаном. Минуло много десятилетий, как он уехал из родного города, но на юбилее кузнецкого хоккея именно Абрамову вручили уникальный приз – конёк, выточенный из дерева. Только три таких конька существует в природе". 

А старожил ижевских трибун Игорь Беляев вспоминает: "Даже в нынешнее время, когда кадровая чехарда  в хоккейных клубах напоминает броуновское движение, совершенно уникальным представляется тот факт, что состав ударного "Ижсталевского" звена в середине 80-х ежегодно менялся ровно на ⅔ без снижения ключевых показателей эффективности. Партнёрами Абрамова могли стать и признанные мастера Виктор Вахрушев с Веселовым, и молодые, подающие надежды Молчанов с Головковым, и вернувшиеся на закате карьеры братья Орловы –  результат все равно был обеспечен. Перед глазами всплывает целая подборка его голевых передач на любой вкус. Вот лишь одна из них. В ходе молниеносно расчерченной в зоне свердловчан  многоходовой перепасовки, Сергей Егорович, глядя в сторону Сергея Викулова, расположившегося у синей линии, отдаёт незрячий пас, пользуясь своим знаменитым шестым чувством, прямо на клюшку на "пятачок" кому-то из братьев Орловых. И, абсолютно уверенный в успехе, не оборачиваясь в сторону ворот, откатывается спиной к бортику, облокачивается на него, и на лице капитана застывает широченная торжествующая улыбка, как бы говорящая "умею я всё-таки что-то в этой игре". 

16.jpg

Матч ветеранов Ижстали и московского Динамо; 2001

Это было время настоящего болельщицкого счастья, ощущение сопричастности к чуду, которое на площадке творил Сергей Егорович со своими партнёрами. В течение дюжины сезонов на ижевском льду происходило то, что в восхищённой шведской прессе после игры Абрамова в финальном матче "Полярного кубка" было восторженно названо "Музыкой хоккея"!"

Пресс-служба ВХЛ
01:36 24/01/18

Турнирная таблица

Клуб И О
1 Рубин 14 25
2 Челмет 16 25
3 Лада 15 24
4 Динамо 15 24
5 СКА-Нева 15 22
6 Зауралье 16 22
7 Нефтяник 13 21
8 Звезда 14 20
9 Металлург 14 20
10 Химик 14 20
11 Барс 14 19
12 Торос 13 19
13 Югра 14 19
14 ХК Рязань 15 16
15 Торпедо 16 16
16 Ценг Тоу 16 14
17 Горняк 16 14
18 Сарыарка 16 14
19 Сокол 14 14
20 Южный Урал 16 13
21 ЦСК ВВС 15 13
22 Молот-Прикамье 14 12
23 ХК Саров 15 12
24 Дизель 14 12
25 ХК Тамбов 15 12
26 Буран 15 11
27 Ижсталь 13 10
28 КРС-ОЭРДЖИ 16 8
29 Ермак 15 7